О промокашках, непроливайках и далёкой войне

8577
8 минут
О промокашках, непроливайках и далёкой войне Фото оренбургскаянеделя.рф
Первого сентября 1941 года я пошёл в первый класс. В те годы школа в нашем поселке была лишь начальная, всего четыре класса. Это был обыкновенный дом, расположенный на пригорке, в центре поселка. Отличался он от остальных поселковых домов лишь тем, что был просторнее и светлее, да крыша была покрыта жестью, окрашенной в ярко-красный цвет.

Мне запомнилась директор нашей школы Мария Ивановна Соловьева. Маленькая пожилая женщина с добрым, но волевым характером. Именно она учила меня и моих сверстников все четыре года.

В перьях знали толк

Нашими ручками в основном были деревянные стержни, на одном конце которого крепилось перо. Уже в середине сороковых годов можно было увидеть и наливные ручки, которые привезли из Германии в качестве трофеев возвратившиеся участники войны. Позже появились отечественные наливнушки. По способу заполнения чернилами они были пипеточные и поршневые.

Иногда из таких ручек начинали вытекать чернила, и карманы пиджаков, рубашки и руки оказывались перемазанными.

Основой любой ручки являлось перо. Уж в них-то мы знали толк. Различались они по форме, размеру и даже по цвету. В первом классе мы писали перьями темно-коричневого цвета с тонко вытянутым кончиком. Такими нас учили красиво и правильно выводить буквы, пользуясь или нет нажимом. Другие перья использовались, когда почерк уже выработался. Они были более жесткие, с укороченным носиком.

Популярной тогда у детей была игра в перья. Суть ее заключалась в том, что каждый из играющих клал на ровную поверхность стола, парты или пола свое перо спинкой кверху. Тот, кому выпал ход, должен был, подсунув кончик своего перышка под перо играющего, так прищелкнуть его, чтобы то перо перевернулось спинкой вниз. И тогда оно твоё. И ты снова играешь. Если не получилось – теряешь ход.

Были среди нас и неудачники, и настоящие мастера, которые всегда имели в запасе с десяток перьев. Я был заядлым игроком, но чаще проигрывал, чем выигрывал.

В чём мы писали? В основном, конечно же, в тетрадях. В каждой тетрадке обязательно лежала промокашка. Тетради были в большом дефиците, поэтому учитель выдавал нам их по счету, строго следя за их использованием. 
В качестве бумаги употребляли книги, газеты, старые бумаги. Помню, как я использовал в этих целях архив, который хранился в кладовой почты. Но начальник почты, тетя Соня Пичужкина, поймала меня за этим неблаговидным занятием. И я лишился бумажного источника.

Качество бумаги в тетрадях было плохим. Бугорков, ворсинок-волосинок на поверхности листов хватало, и все они цеплялись за перо, делая мазню. Поэтому мы имели тряпочки-перочистки для очистки перьев. Дисциплинированные ученики так и делали. А другие, так называемые неряхи, для этой цели могли использовать подол рубахи или просто чистили перья пальцами, вечно испачканными чернилами. А тряпочек-перочисток каких только не было: в виде маленьких платочков, кругляшков, с вышивками и без. Особенно в этом изощрялись девчонки, стараясь всех нас удивить.


Фото xallyava.ru

Легендарная клякса

Теперь о чернильницах и чернилах. На каждой парте делались углубления, куда ставились чернильницы. В годы моего детства были стеклянные непроливайки. Если в них чернил в меру, то при переворачивании содержимое не проливалось, но при резком встряхивании брызги летели в разные стороны. У кого не было таких чернильниц, обзаводились флакончиками, бутылочками, баночками, плотно закрывая их пробками и крышками.

Понятно, что все эти емкости не обладали необходимой герметичностью. Поэтому у их владельцев книги, тетради, одежда, руки и лицо частенько были перепачканы чернилами. Современные школьники не знают, что такое клякса, а в мои ученические годы клякса упоминалась в стихах, песнях, пословицах и поговорках, карикатурах. А образ нерадивого ученика обязательно связывался с двойками и кляксами в тетрадях, с перепачканными чернилами одеждой и руками.

Актуальной была в годы моего школьного детства проблема чернил. Фиолетовые и синие разводили из специального порошка. Но в годы войны это был дефицит, а поэтому приходилось пользоваться всем, что могло оставить следы на бумаге. В те времена выпускались кроме простых карандашей так называемые химические. Если такой имелся, то мелко крошеный его стержень разводился в воде до полного растворения и получались замечательные фиолетовые чернила. Только вот беда – химические карандаши тоже были в большом дефиците.

Растворялась в воде марганцовка – и этим раствором писали. Использовался и сок ягод: голубицы, брусники. А для пущей важности в чернила добавляли чуть-чуть сахара, буквы и цифры в тетради приобретали от этого красивый блеск. Мы были богаты на выдумки.

В качестве вместилища учебников, тетрадей, пеналов, чернильниц мы тогда использовали не ранцы и не портфели, а простые матерчатые сумки с лямочками. Носили их в руках или перекинув через плечо. 

А на многих карандашах тогда крупными буквами было написано «КУТШО», что означало: «Киров убит троцкистской шайкой оккупантов». 


Фото Елена (babulka) (fotokonkurs.ru)

Выявленные

Были у нас в школе в те годы санитары. Ими, конечно же, всегда становились девочки. Они обычно проверяли, моем ли мы руки и уши. А раз или два в месяц приходила в школу медсестра и проверяла нас на наличие вшей и чесотки. Надо сказать, что, несмотря на то, что жизнь на нашем прииске во время войны была вполне терпимой, одевались мы, ребятишки, плохо. Мыло было в большом дефиците, поэтому в поселке свирепствовали и вши, и чесотка. Особенно этому были подвержены многодетные семьи, а также лодыри, неряхи. И всегда во время этих медосмотров у многих школьников выявляли заразные причины чесания. 

Не исключением была в этом отношении и наша семья. Нас, выявленных, отправляли прямо с уроков в баню. А пока мы мылись, одежду обрабатывали горячим паром в вошебойке.

В случаях чесотки мы в течение двух-трех дней проходили домашний курс лечения, обильно смазывая себя на ночь раствором серы.

С гордостью пели гимн

В какие игры играли мы? Во-первых, играми были заполнены все школьные перемены, особенно осенью и весной, когда на улице тепло. Играли в лапту, городки, чику, зоску.

А в это время на западе, далеко от нас, гремела война. И лозунг: «Все для фронта, все для Победы!» был нам, школьникам, знаком и понятен. Жители нашего поселка отправляли на фронт посылки с теплыми носками, кисетами, мылом, махоркой… Активное участие в этом принимали и мы. Идейным вдохновителем и организатором всех начинаний всегда была наша учительница Мария Ивановна.

Большой популярностью в то суровое время пользовалась школьная художественная самодеятельность. И хотя школа была начальная, талантливых артистов среди малолеток было много. Пьесы ставились, конечно же, на военные темы.
Был у нас и школьный хор, аккомпанировал которому на баяне наш же ученик Колька Чупин. И вот представьте себе: сидит на стуле маленький мальчик, а на коленях у него – огромный баян. Колька, несомненно, был талант: не зная нот, он сам подбирал любую музыку. Мотив любой песне схватывал с ходу и очень точно. 

Где-то в середине войны у нашего государства появился гимн. Помню, с каким энтузиазмом и усердием мы, школьники, изучили его слова и мелодию. С этой целью к нам в школу приходил горный мастер Матюшко. Он неплохо разбирался в музыке, хорошо пел. А в данном случае выступал в роли хормейстера и дирижера. 

Вначале получалось не очень. Но уже через неделю наш школьный хор исполнял главную песню государства вполне прилично.

Летний отдых военного времени

Даже во время войны руководство прииска совместно со школой организовывали летний отдых детей. Для этого создавались пионерские лагеря, в которых дважды удалось побывать и мне. Первый раз – в поселке Обка, где находилось подсобное хозяйство Золотопродснаба. Это в восемнадцати километрах от прииска. Место очень живописное. Жили в стареньком деревянном бараке. Обка - речка мелкая, для купания совершенно непригодная, но побарахтаться и охладиться в ней в летнюю жару было можно, что мы и делали.

Второй раз отдыхал в лагере на прииске Комсомольском, который тоже находился в восемнадцати километрах от нашего поселка, но в противоположной стороне. Жили в здании школы. Запомнился мне по Комсомольскому лагерю Володя Гредюшко, который любил во время послеобеденного сна прикинуться лунатиком.


Фото voyna.gaspiko.ru

Остались только в памяти

Много воды утекло с тех пор. Судьба большинства одноклассников мне неизвестна.
Но знаю, что Лиля Самойлова окончила Благовещенский мединститут. Витя Знаенок – Хабаровский институт железнодорожного транспорта. Нина Поляхова – Иркутский институт иностранных языков. А Вера Романовская, Лида Ходкевич и Дора Старикова – Благовещенский финансовый техникум. Мой брат Анатолий окончил Хабаровский политехнический институт, брат Виктор – университет в Ростове-на-Дону. Федя Новожилов вначале работал парторгом «Зеягесстроя», после этого много лет возглавлял нашу районную газету «Коммунистический труд». А Коля Чупин был художественным руководителей Дома культуры нашего города.

Очень сожалею, что за все четыре года учебы в Золотогорской начальной школе мы ни разу не сфотографировались. Нет у меня фотографии и нашей учительницы Марии Ивановны Соловьевой. Но школьные годы не забываются, и мы всегда вспоминаем о них с приятной грустью и теплотой. 


Фото: Главное архивное управление города Москвы (mos.ru)

Николай Сачков, Амурская область, г. Зея

Здесь можно подписаться на газету Пенсионерская правда

Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.






Читайте также