«А пионерские галстуки у нас были двух видов: сатиновые и шёлковые...»

13143
4 минуты
«А пионерские галстуки у нас были двух видов: сатиновые и шёлковые...» Фото из архива газеты Пенсионерская правда
Каждый человек оставляет в сердце воспоминания о своей первой учительнице, о школьных годах. Вот и я хочу поделиться такими воспоминаниями.

Ясным осенним утром далекого 1963 года в здание маленькой сельской школы впервые вошла красивая девушка, ставшая учительницей. И в тот же день, 1 сентября, мы, девять сельских ребятишек (шесть девочек и три мальчика), тоже впервые перешагнули порог нашей школы. Мы стали первоклассниками. Так судьба соединила нас и нашу учительницу в единую школьную семью. 

Учительницу звали Раиса Михайловна Щепотьева. Будто сейчас, вижу ее: молодая, красивая, в платье в горошек… Своей добротой и веселым нравом она сразу завоевала наши сердца. Сколько же нужно было любви и терпения этой неопытной девчонке, чтобы научить нас красиво выводить буквы, решать примеры, с выражением читать стихи. 

Она стала нам второю мамой,
Прощала наши шалости порой.
Играла, пела, танцевала с нами,
А если надо, то была за нас горой.

На большой перемене Раиса Михайловна устраивала чаепития. Мы приносили кружечки, сахар, лакомства. Техничка тетя Мотя кипятила воду на плитке, и мы чаевничали. Кажется, что я и сейчас ощущаю вкус кизилового варенья, которое приносил одноклассник Вовка…

Воспоминанья сердце так и рвут:
Татьяна, Вовка, Зоя, Мишка, Сашка…
Другие вас по отчеству зовут – 
А для меня вы просто одноклашки!

Так как детишек в школе училось мало, то классы были сдвоенные. Ряд парт у окна – один класс, у стены напротив – другой класс, ребята постарше. Учительница дает задание одному классу – переходит к другому ряду, работает с ними. Что только не случалось на таких «сдвоенных» уроках! Помню, мы уже были побольше, учились в третьем классе. А у наших соседей первоклашек был урок рисования, они что-то музюкали в альбомах. Раиса Михайловна проводила у нас диктант. И вдруг кто-то как закричит: «Валька, у тебя есть зеленый карандаш?» Вот было смеху!..

В классе на стене висела огромная карта СССР. На уроке географии Раиса Михайловна попросила одноклассника показать на карте место, где берет начало река Волга. Тот стоял у карты, мялся… Тут я не выдержала – вскочила, схватила его за руку и пальцем ткнула в карту: «Да вот же, вот!» За это учительница попросила меня выйти из класса. Вообще-то я училась хорошо, учеба давалась мне легко, но из-за своих подсказок я частенько оказывалась за дверью.

Раиса Михайловна возилась с нами, как квочка с цыплятами. В каких только хуторах и станицах не побывали мы со своей художественной самодеятельностью! У нас даже были свои знаменитые солисты – братья Ивлевы, они играли на баяне и пели. И когда они запевали свою коронную «Рисует узоры мороз на оконном стекле…», многие в зале плакали.

За время обучения в начальной школе было два значимых события: это когда принимали в октябрята и позднее – в пионеры. Октябрятские звездочки были двух видов: простенькие покрупнее и маленькие с портретом юного Ленина. И как я плакала, когда мне на кофту прикололи обыкновенную звездочку, а мне хотелось другую, с портретом Ильича!

Пионерские галстуки тоже были двух видов: сатиновые и шелковые. Мы с Раисой Михайловной пешком, за семь километров, ходили в школу в станицу Удобную, на пионерский костер, где на торжественной линейке нам повязали галстуки. И я потом целый день бегала по хутору: чтобы все видели, что меня приняли в пионеры!

Ходили мы в ту же станицу и в кинотеатр, где смотрели фильмы про войну. Помню, как мы с подружкой рыдали на весь зал, когда смотрели «Чапаева». А вот на фильм «Котовский» нас не пускали: там «голые» дяди в подштанниках скакали в атаку с шашками наголо.

А еще Раиса Михайловна часто водила нас в походы и на экскурсии. Иногда к нам присоединялся и муж нашей учительницы, и их маленький сынишка. И каждый раз, возвращаясь домой, мы заходили к дяде Лене Фоменко, фотографу. Школьных фотографий – целые альбомы. Пересматриваешь их – будто перелистываешь страницы тех неповторимых лет. 

Многое в жизни забывается, но первая учительница, школьные друзья – это, как и родители, святое, на всю жизнь. И то, что мы, ее «первая девяточка», получили прочный жизненный фундамент и стали настоящими людьми, - во многом заслуга Раисы Михайловны Щепотьевой. Память о ней навсегда останется в сердцах благодарных учеников.

Валентина Ивановна Пискова, Краснодарский край

Здесь можно подписаться на газету Пенсионерская правда
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.