Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Спасибо Пушкину. И городу Северодвинску

19.08.2018
Изменить размер шрифта
Мама, Оля и отец. Июнь 1966 года

Их давно уже нет в живых. Всё меньше остаётся в городе людей, которые знали и помнят Надежду Васильевну и Владимира Васильевича Матвеевых. 

Они прожили вместе много лет, только в загс сходить собирались долго. Бабушка из Грозного привела их в чувства, необходимые для регистрации брака: «Вы что, одурели? Третьего ребёнка рожать собираетесь нерасписанными!» Расписались. Родилась третья дочка, Оля. 

- Мама тогда вдруг Лермонтова полюбила резко. Хотела Бэлой меня назвать. А папа против: «Нет уж, называй по Пушкину». Пушкин их соединил, - рассказывает Ольга Владимировна Губская про родителей. 
«Я обещала им, что расскажу» - это, конечно, долг перед собой. 

Семейная тайна
Наденька Сабельникова восемнадцати лет приехала в Судострой в августе 1938 года. В родной Цигломени окончила библиотечные курсы. Отправили в поселковую библиотеку, попала к легендарной Доре Наумовне Игудесман.

Молодой инженер Владимир Матвеев был вызван в том же году на стройку завода, назначен старшим нормировщиком. Он родом с Семипалатинска, из состоятельной до революции семьи, в которой ценилось образование. 

О том, что она, получается, дворянского рода, Ольга Владимировна только два года назад узнала. Двоюродный брат раскрыл семейную тайну и доказал документально. Их дед, железнодорожный инженер, строил Турксиб. В 1916 году государь, приехав осмотреть дорогу и будучи впечатлён результатом, пожаловал инженеру Матвееву дворянство.

- Теперь Героя Труда дают, а раньше жаловали дворянство. После революции деда за это и посадили.
Спасли инженера рабочие, хлопотавшие за него. И жена. Она до Москвы доехала, пробилась к Калинину. И убедила, что муж её очень нужный молодой стране специалист. Отпустили, не сняв с учёта подозрительных. 

Как пройти в библиотеку?
При относительно налаженном быте – выделили Владимиру Васильевичу сразу место в доме для ИТР – куда молодому специалисту в Судострое податься в свободное время? Выбор небольшой. А библиотека почти всегда открыта. «А там Надя сидит. Читать папа, правда, не очень любил». Тем более классику. Сам потом удивлялся, почему «про Пушкина ляпнул» библиотекарше. Наверное, потому, что хорошенькая она была. 

С Александра Сергеевича и началось строительство новой ячейки социалистического общества. В честь любимого женой поэта первых дочек назвали Людмилой и Татьяной. И Ольге не судьба была Бэлой стать.
- Фотография 1939 года у меня хранится. Единственное фото первых лет совместной жизни – девятнадцатилетняя мама играет на домре. Это папина затея. У него была очень музыкальная семья. Сам играл на фортепиано и подрабатывал настройщиком. Директор Дворца культуры Иванов перед тем, как приехать какому-нибудь известному музыканту, папу разыскивал, просил настроить инструмент. У папы был абсолютный слух.

А у мамы слуха абсолютно не было. Так что этой фотографией с домрой вся её игра и закончилась.

«И беретик на боку»
За год до войны открылась в Молотовске профсоюзная библиотека по инициативе Валентины Станиславовны Бахтиной. Первой заведующей стала Надежда Васильевна Сабельникова. Книжный фонд - 1900 экземпляров. Хранится у Ольги Владимировны газетная заметка с такой информацией.

Потом Великая Отечественная и строительные планы правительства, несмотря на войну. В 1942 году Владимира Васильевича командировали строить Понышскую ГЭС в Молотовской области – раньше так называлась Пермская. Жена, чуть позже, за ним. 

- Как ниточка за иголочкой. С двумя детьми. Людмиле три года, а Тане года не было. Через всю страну - десять суток на Урал с пересадками. Ещё залезть в вагон надо было.

Доехали, слава Богу и наверняка добрым людям. А там мороз под 50 градусов. «А я в фильдеперсовых чулочках, ботиках, пальто в талию, и беретик на боку», - рассказывала дочкам мама.

«Я что, не строитель?»
В победном сорок пятом родня уговорила отца переехать в опустевший Грозный. Работал на стройке прорабом и старшим мастером. Свободного жилья из кизяка, с земляными полами там было много, даже и с утварью домашней, – сгоняли чеченцев в теплушки в 1944 году, не позволив собраться. Но Владимир Васильевич на чужое не пошёл, построил свой дом. К нему потом оставшиеся местные ходили смотреть на такую невидаль, как деревянные полы.

Работы в Грозном было много, а жить там не хотелось. Случилось очередное совещание в Москве, на нём - встреча с бывшим коллегой из Молотовска, он работал в управлении стройки. От имени управления и предложил: «Володя, город строится. Приезжай». – «Жить негде будет». – «Мы вам на перрон принесём ключи от квартиры».

- Так и было. Принесли ключи от квартиры на Индустриальной. Дали двухкомнатную. Там и меня решили родить, когда папе 42 года было, а маме 36. Бабушка ещё к нам приехала с Цигломени. Тесно в квартире. Папе бы сходить попросить трёхкомнатную квартиру. А он сказал: «Я что, не строитель?» И построил свой дом в 1959 году на Георгия Седова. Практически один построил. Дом до сих пор стоит. 

«Мой дорогой ребёнок»
- Большой дом. Вместились все. Папа водопровод сделал. Канализации и центрального отопления, правда, не было. Но зато была своя картошка, морковка, клубнику папа с юга привёз. И мне была вольница казацкая.

- Понятно - поздний ребёнок. Баловали?

- Росла я в строгом воспитании. Моя обязанность - вымести двор и прилегающую улицу. С папой пилили двуручной пилой дрова. Две печки мама топила.

- И она на отца за это не ворчала? 

- Ворчала, но он терпел. В наш дом любили приходить друзья родителей. Играли в шахматы, беседовали. Архитектор Раменский, Подгорные, Песковы тетя Нина и дядя Толя. Папа с Ниной Павловной работали вместе. Она родителей за дом «кукурузниками» называла. Когда папа, перейдя из СМУ-5 на завод, строил Ленком, часто забегал к друзьям Бахтиным. И я забегала к тёте Вале, когда в музыкальную студию во дворец ходила. Какие у них были отношения! Они друг друга называли «мамочка» и «сыночек», Кешенька и Валюшка. Меня Иннокентий Степанович называл «мой дорогой ребёнок». А тётя Валя всегда приходила к нам в гости с фотоаппаратом. Все мои детские фотографии – её работа.

«Нет, Лида, ты послушай!»
Надежда Васильевна дружила с Лидией Ивановной Черняевой. Вместе они ещё девчонками работали в городской библиотеке.

- Я удивлялась их дружбе. Лидия Ивановна приходила в гости, рассказывала о своих делах: то родственников Кирилкина она искала, то к Пикулю поехала. Бурно они с мамой всё обсуждали. Потом открыли для себя Николая Рубцова и наперебой читали его стихи. «Надя, мне вот это больше нравится». – «Нет, Лида, ты послушай…» И никаких сплетен, осуждений. Я таких отношений больше никогда не видела.

* * *
- Мама отца на 25 лет пережила. Он умер рано… Когда еду с дачи и перед кудемским мостом открывается панорама нашего белокаменного города, каждый раз думаю: был бы жив мой папа - посмотрел бы, порадовался… Мы росли вместе с городом. И я люблю его беспредельно. 

Ольга ЛАРИОНОВА
Фото из семейного архива
Газета “Вечерний Северодвинск”, 33-2018
Фото

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение










Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий