Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Многоуважаемый шкаф... Эти хранилища вещей были в каждом доме молотовчан-северодвинцев

26.05.2019
Изменить размер шрифта
Немецкий шкаф

«Дорогой, многоуважаемый шкаф! Приветствую твоё существование, которое вот уже больше ста лет было направлено к светлым идеалам добра и справедливости; твой молчаливый призыв к плодотворной работе не ослабевал в течение ста лет...» Вспомнили? Именно так пафосно говорил, обращаясь к  шкафу, отрицательный герой чеховского «Вишнёвого сада», родной брат помещицы Раневской, бездельник, болтун и бильярдист Леонид Гаев. Может, и не так выспренне, но поговорим-ка и мы с вами об этих многоуважаемых вместилищах вещей, которые были в каждом доме молотовчан-северодвинцев.

Бабушкин сундук, кладовки и антресоли
Пращуром современных шкафов был сундук. Такой стоял и у моей бабушки в коммунальной квартире на проспекте Ленина. И у многих других знакомых мне бабушек. А вот шкафа у неё дома не было вообще.

Зато какой был сундук! Здоровенный, на нём дед спал после смены, укрывшись старым ватным одеялом. А внутри сундук был полон сокровищ. Оклеенный старыми газетами внутри, он остро пах нафталином. Слоями лежали в нём дедов тулуп, бабушкин плюшевый полушубок, пара пуховых платков, суконная синяя длинная бабушкина юбка, дедов выходной костюм и другая «праздничная» одежда. А ещё там был желтоватый полотняный мешочек с кружевом, тесьмой и  пуговицами. А на дне лежали стопкой твёрдые альбомы со старыми фотографиями неведомых родственников, мужчин в военной форме или в вышитых по вороту рубахах и милых женщин с губками бантиком.

Где же хранили повседневную одежду? Да и сколько было той повседневной одежды в то время? Так что хранили на стене, на крючках и плечиках деревянных. У бабушки для этого был приспособлен угол, завешенный занавеской в мелкий цветочек. И ещё в квартире были кладовки и антресоли. В одной были невеликие запасы еды - мука, крупы, консервы - и всякая домашняя утварь типа кастрюль и мясорубки. В другой сезонная одежда и обувка на трёх дощатых полках.

Шифоньер - шкаф для тряпок
Происхождение слова именно таково, поскольку французское chiffon означает «тряпка, лоскут». Но моя школьная подружка первоклассница Оля называла его «шифанер», наверно от слова «фанера», что, в сущности, отвечало материалу, из которого их «шифанер» был сделан. Жила Оля в доме чёрном и страшноватом, который стоял на месте нынешнего ЦКиОМ. Почему-то именно он представал в моём детском воображении, когда я слышала страшилку «В этом чёрном-пречёрном лесу стоял чёрный-пречёрный дом».

Шкаф этот был огромный, а рядом с ним стояла высокая никелированная пружинная кровать (так и хочется добавить «с тумбочкой»). Мы забирались на этот шкаф со спинки кровати и прыгали на в сегодняшнем понимании батут, хохоча и барахтаясь в куче одеял и разнообразных подушечек. То-то было маме Олиной радости увидеть этот ужас ужасный на её лелеемой почти как чеховский шкаф кровати с покрывальцами и подзорами...

В «шифанере», на мой детский взгляд, были богатства. Висела родительская и Олина разная одежда, стояли три-четыре коробки с обувью. На полках лежало бельё постельное и нижнее. В полотняном зашитом мешке висела мутоновая шуба Олиной мамы, на которую смотреть подружка мне не разрешила. «Убьют!» - убеждённо сказала Оля. И я не рискнула...

Зеркальный трёхстворчатый шкаф
Вот именно такой жёлтоватый, покрытый лаком шкаф купили мои родители, когда я училась в третьем классе. Шкаф был из настоящего дерева, с толстыми стенками и дверцами, только полки в нём были фанерные. Внизу было три туго выдвигающихся ящика. Там хранилась обувь. Главным счастьем этого шкафа для нас - мамы, сестры и меня - было зеркало «в рост», перед которым можно было вволю вертеться и красоваться. Молодые мамины подруги всегда останавливались у шкафа, изящным жестом поправляли свой перманент. Наша с сестрой юная учительница музыки, сидя у пианино спиной к шкафу, то и дело оборачивалась  и поглядывала в зеркало. Знала, что очень уж она хороша собой была тогда.

С этим шкафом была у нас забавная история. Соседи по дому, родительские друзья, уезжали в отпуск и попросили нас передержать в это время их огромного сибирского кота по имени Хап. Неделю было всё хорошо. Но вдруг Хапчик исчез. Причём гулять кот не ходил, значит, где-то дома... Два дня (!) мы места себе не находили... А кот, как выяснилось, это место нашёл. Кто-то невыясненный до сей поры оставил открытым ящик в шкафу, и кот устроился там спать на валенках. Папа ящик закрыл. К счастью, неплотно... Когда ящик случайно открыли, голодный кот вальяжно вышел оттуда живой и невредимый. И пошёл есть к своей плошке. Хоть бы раз он мяукнул, голос подал, паршивец...

Платяной шкаф «от фашистов». Немецкий
В начале 60-х город заболел немецкой мебелью. Клееной, из ДСП, но такой стильной. Как говорила наша пожилая родственница: «У фашистов мебель покупаете!» Ей было неважно, что это демократические немцы, для неё, блокадницы, немцы навсегда были врагами и фашистами. 

У скольких наших знакомых стояла эта мебель, не сосчитать! Входили в гарнитур диван, стол, два кресла, шесть стульев, книжный шкаф, сервант и платяной шкаф. Шкаф был просто гигантских размеров, да ещё и с антресолью. Он занимал добрую треть родительской спальни. Пока он не наполнился, в нём можно было стоять и даже немного ходить. Естественно, нам, детям.

Шкаф был замечателен тем, что мама абсолютно безуспешно прятала там от нас московские и ленинградские дефицитные  конфеты и подарки на Новый год и дни рождения. Там, в недрах огромного полированного шкафа, хранилось наше всё. От постельного белья до верхней одежды и красивых маминых платьев и обуви. 

Сколько радости ты принёс нам в те годы, мебельный монстр «от фашистов»! Мы с сестрой и подружками собирались после уроков, пили чай с хлебом с маслом и сахарным песком. А потом мерили все мамины юбки, туфли, шляпки, шарфики и бусики. Мы включали радиолу или ставили пластинки и танцевали от души под «Королеву красоты» и прочие любимые советские шлягеры. Наши юные отражения подмигивали нам с полированных поверхностей немецкого шкафа. А мы веселились от души, как это бывает только в детстве. 

…Давно нет у нас этой старой мебели, что-то перекочевало на свалки, что-то сгорело в кострах на дачах. Но кто-то отреставрировал эти раритеты и по-прежнему наслаждается, глядя на громоздкие бабушкины шкафы, буфеты и серванты.  И все по-своему правы... 

Татьяна БУКУРОВА
Газета "Вечерний Северодвинск", 21-2019
Фото

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение











Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий