О той «войне незнаменитой»

734
6 минут
северодвинские поисковики Северодвинские поисковики на месте давней авиакатастрофы скоростного бомбардировщика СБ-2, 1999 год. Фото из архива Олега Химаныча
80 лет назад Молотовск (ныне Северодвинск) оказался в прифронтовой полосе.

Историки по сей день спорят о событиях 80-летней давности на границе с Финляндией. Одни утверждают, что военные действия СССР против финнов относятся ко Второй мировой войне, другие не соглашаются, заявляя, что тогда имел место лишь отдельный двусторонний конфликт, наподобие столкновения на Халхин-Голе, которое не относится ко Второй мировой. Мне же из университетского курса прекрасно помнится, что советская историография определяла те события именно как «локальный конфликт» между СССР и Финляндией. Это при том, что в нашем просторечии прочно укоренилось название «финская война», которую финны, кстати, и тогда, и по сей день именуют Зимней (Talvisota). Это ей посвятил Александр Твардовский щемящие строки:

Из записной потёртой книжки
Две строчки о бойце-парнишке,
Что был в сороковом году
Убит в Финляндии на льду.
Лежало как-то неумело
По-детски маленькое тело.
Шинель ко льду мороз прижал,
Далёко шапка отлетела.
Казалось, мальчик не лежал,
А всё ещё бегом бежал
Да лёд за полу придержал...
Среди большой войны жестокой,
С чего - ума не приложу,
Мне жалко той судьбы далёкой,
Как будто мёртвый, одинокий,
Как будто это я лежу,
Примёрзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.

Собственно, с подачи Александра Трифоновича укоренилось ещё одно название зимней кампании 1939-1940 годов - «незнаменитая война». Такое определение вовсе не случайно, поскольку упоминать о ней как о триумфе советского оружия было бы неуместно. Тогда и потери оказались далеко не в нашу пользу (26 662 человека у финнов и 95 348 у нас), и спор историков о том, кто являлся агрессором, продолжается и поныне…

Готовы дать отпор врагу

Ну а нашему городу с 30 ноября 1939-го по 13 марта 1940-го суждено было жить в прифронтовой полосе или же стать близким её тылом. Собственно, если судить по воспоминаниям стариков, особых изменений в бытовом распорядке тех дней и ночей Молотовска война не привнесла. Не повествуют о том и большинство открытых на сегодня архивных документов. Есть, правда, сообщения о поголовном всеобуче молодёжи под лозунгами дать достойный отпор врагу и воевать на его территории, так для тех лет было это делом привычным. Разве что в городской газете тех пяти месяцев значительное место заняли сводки МИД и фронтовые сообщения.


Завод №402 строится. 1939 год. Поднимаются стены цеха 5. Фото из архива Олега Химаныча

Город наш, а в первую очередь будущий гигант кораблестроения строился поразительными для многих темпами: росли стены производственных цехов и эллинга (цех 50). И к слову, финская кампания началась 30 ноября, а 21 декабря на главном стапеле заводчане заложили линейный корабль «Советская Белоруссия»…

Гораздо приметнее финская кампания отразилась на соседнем Архангельске. Во-первых, здесь проходило формирование воинских частей, и призывников направляли как раз в подразделения 7-й и 13-й армий, выдвинутых на острие фронта. Считается, что наиболее трагичная доля выпала девятому отдельному лыжному батальону, в составе которого воевали в подавляющем большинстве архангелогородцы. Батальон, направленный на выручку окружённым частям РККА, сам тогда угодил в засаду и, фактически, был уничтожен. Сегодня поисковики нашей области из года в год выезжают на места былых сражений, чтобы поднять из земли останки погибших земляков-красноармейцев.

Напряжённо работал Архангельский морской порт. Через него в Мурманск (то есть на запад Кольского полуострова, к границе) переправлялась военная техника: танки, артиллерия, тракторы и автомобили. Особое значение придавалось танкам. Для организации их бесперебойных поставок судами Северного пароходства в начале февраля 1940 года по заданию Политбюро ВКП(б) и лично И.В. Сталина и В.М. Молотова в Архангельск прибыл специальный уполномоченный - Иван Дмитриевич Папанин.  

На время боевых действий наш областной центр стал базой для авиации Красной армии. Известны, скажем, имена таких знаменитых полярных асов, как Михаил Водопьянов и Фабио Фарих, которые, на время той войны пересев за штурвал дальних бомбардировщиков, часто приземлялись в Архангельске. А взлетали их самолёты как с Кегострова, так и с аэродрома на двинском острове Ягодник…

Тайна СБ-2

Именно с промёрзшей полосы Ягодника в ноябре 1939-го поднялся в свой последний полёт один из скоростных туполевских бомбардировщиков СБ-2. Экипажу его предстояло перебазироваться в Карелию, на аэродром близ местечка Ухта. К месту назначения лётчики не прибыли. Только через много-много лет специалисты определили: у едва набравшего высоту бомбардировщика отказал один из двигателей и он упал в глуши беломорской тайги. Самолёт искали, но, вероятно, война очень уж поторапливала, и уже вскоре в историческом формуляре 80-го авиаполка появилось заключение: «Предположительно бомбардировщик СБ-2 упал в море».

Обнаружили машину и погибших лётчиков случайно и только спустя 60 лет северодвинские охотники и любители таёжных странствий. А затем по их следу к месту авиакатастрофы выдвинулись поисковики из северодвинского клуба военно-патриотического воспитания «Эдельвейс». Затем начались и объединённые походы с архангелогородцами из общественно-благотворительного фонда «Поиск». Эти экспедиции оказались тяжёлыми: с переходами по таёжным буреломам и болотам, с переправами через ручьи и речки. А шли не налегке – несли на себе снаряжение, продукты, инструменты: бензопилы, миноискатели, щупы, ручные талёвки. Но поисковики выдюжили...

Если судьбу самолёта они выяснили легко – по уцелевшей табличке с его заводским номером, то в документах лётчиков не истлела только одна фамилия. Однако в архивах разобрались и с именами всех погибших: командир Георгий Васильевич Каралкин, штурман Александр Николаевич Сафонов, стрелок-радист Ян Григорьевич Комаричев, авиатехник Сергей Иванович Кирющенко. Их останки участники экспедиций вынесли на себе из тайги. Чтобы возвращённые из многолетнего безвестья лётчики обрели наконец покой на Вологодском кладбище Архангельска. Сегодня на их могиле установлен один из немногих в нашей области памятников «незнаменитой войне» 1939-1940 годов…

*  *  *
А вот в памяти жителей Карелии глубокий след оставался очень долго. Он болезненно ощущался и в 70-х, в пору моей учёбы в Петрозаводском университете. Ещё жили тогда многие из воевавших в «финской», оставались и гражданские, кого она застала в приграничных районах. Горечи в воспоминаниях тех и других было с избытком. Но что любопытно, оставалась незыблемой убеждённость, что в той войне наши люди воевали за правое дело.

В ноябре 1939-го Советский Союз возложил всю ответственность за начало боевых действий на Финляндию. Однако Лига Наций с этим не согласилась и, напротив, сочла агрессором нашу страну, а потому исключила её из своих стран-участниц. Война завершилась в марте 1940-го подписанием договора, по которому СССР перешло 11 процентов территории Финляндии со вторым по величине городом - Выборгом, и западная граница нашей страны оказалась отодвинутой от «города трёх революций» на расстояние, недосягаемое для дальнобойной артиллерии финнов. До начала Великой Отечественной оставался год и три месяца…


Молотовск, 1939 год. В Доме пионеров ведутся занятия с молодёжью по курсу начальной военной подготовки, изучается ручной пулемёт. Фото из архива Олега Химаныча
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.