Истории из родилки. Анна, Татьяна, Зинаида, Марина

387
2 минуты
живот беременной женщины Фото pixabay.com
Родилка районной больницы тогда была забита под завязку. Детская медсестра тётя Даша, тяжёлая на шаг и на слово, приносила туго запеленутых малышей мамкам на кормление, кладя на каждую руку по двое.

Старородящая Анна из нашей палаты не утирала тихих слёз, кажется, только когда спала. Хотя должна была быть счастливой. Сына, вопреки опасениям медицины, она родила здорового. Но без мужа. В начале восьмидесятых это ещё было нехорошо.

Слезы текли по щекам Анны с удвоенной силой, когда к окнам родилки подходил кто-то из молодых отцов. Счастливый или не очень, «ой, какой симпатичный» или «не на что смотреть» – любой.

Татьяну встречать из больницы тоже было некому, кроме мамы. До родов ей оставался ещё месяц, она лежала на сохранении в соседней палате. И просто светилась счастьем. Отношение к мужскому полу её было однозначным: благодарность только за то, что они помогают женщинам стать мамами, пусть и одиночками. У неё было всё, кроме ребёнка: высшее образование, хорошая работа, квартира и мама-пенсионерка, давно мечтавшая о внучке или внуке. «Девочки, всё будет хорошо», - говорила Татьяна, заканчивая любой разговор. 

В ответ на это Анна снова начинала плакать. А ещё одна соседка по палате, смешная Зинаида — о хорошем мечтать. Например, о новом обалденном купальнике, под который осталось после родов только навести фигуру. А пока талию Зина намечала условно, повязывая кушак больничного халата где-то посередине свисавших до пупка грудей.

Марина появилась в нашей палате ночью. Вместе с дочкой её привезли из заречной деревни. Строгая врачиха на утреннем обходе к ней даже не подошла - обиделась. Марина родила дома. А за это в советские годы попадало, и не хило, медперсоналу. Сама нарушительница строгих порядков только похохатывала: «Вовка мой, наверное, до сих пор в себя прийти не может, лечится. Полы бы хоть вымыл, а то кровищи там...» 

Маринка среди нас, сплошь первородок, была самая опытная. И опыт такой, что дух захватывало от страха.

- В соседней деревне ребёнок умер, - рассказывала она, - а гробик ему сделали меньше, чем нужно. Ну, они второй заказали, ненужный на чердак поставили. А так нельзя, обязательно кто-то ещё умрет. Вот моей первой дочке он и подошел. 

Рассказав леденящую душу мам историю, Маринка легко переходила к темам весёлым, а также доказывающим, что все мужики, включая её мужа, сволочи, все врачи ничего не понимают, а готовят на кухне больницы если не отравы ради, то точно не по ГОСТу. Маринка была поваром.

...Смешная Зинаида так и осталась квадратной. Анну я через несколько лет встретила под ручку с мужчиной, она улыбалась. Маринка родила подряд ещё двух и лишилась родительских прав на всех. Только у оптимистки Тани больше ничего не случилось. Через месяц она умерла родами.
Теги
дети семья
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.