И мачеха может счастье в дом принести

2255
5 минут
мачеха и дочь Фото fishki.cc
У Григория Лежнева беда! Ну, беда, это, конечно, громко сказано, а неприятность – это точно. Только от потери жены отошел, а тут - на тебе! Семнадцатилетняя Настя в положении. Стыд-то какой! Опозорила на всю деревню. У Григория, когда по улице идет, спина горит, взгляды досужие чует. 

Не углядел за дочерью! А когда и где доглядывать? Учится в городе, мать почти год маялась. Разве до дочки было?! А та академический в институте взяла и домой приехала. Что с нею делать? Тетки прибегали, свояченицы, на аборт уговаривали. Ревет, не дается. Ушли тетки в сердцах. Молчит Настя-то, в своей комнате запрется и носишкой хлюпает. И жалко дочурку несмышленую, и зло берет. Позор на всю семью. Правда, еду готовит, чистоту блюдет, но это все когда отца в доме нет. Да и отец вечерами из дома уходит, что им с Настей по разным комнатам сидеть да молчать? 

Ошибки молодости

А у него, сорокапятилетнего мужика, любовь старая вспыхнула. И не просто вспыхнула, за горло взяла, так схватила – дышать нечем стало! Тамара в деревню вернулась, в городе с работой туго. Она к матери приехала, в лес за ягодами бегала да продавала, грибами также занималась. Шали пуховые вяжет да продает. Хоть и одна, ни ребенка, ни котенка, а без денег-то как? Мать с сыновьей семьей живет, но и Тамаре место нашли. Вот Григорий и загулял. Раньше, по малолетству-то, сильно до самой армии с Тамарой любились. С армии пришел, нет ее в деревне, в городе замуж выскочила. Да девки в деревне не кончились, а новых-то наросло – как грибов. Дохороводился! Жениться пришлось. Братья-то Дарьины так сватали, чуть хребет дрыном не переломили. Свадьбу сыграли. В первую же брачную ночь Григорий молодуху Тамарой назвал. Слез-то было!

Ну, ладно, зажили понемногу. Совхоз им хорошую квартиру дал, ссуду на корову выделил. На свадебные денежки мотоцикл с коляской купили. Через полгода дочь родилась Полинка, вылитая Григорий, а еще через пять лет Настю жена родила. Так и жили. Детей растили. Полинка техникум окончила, замуж отдали. Муж-то немец попался, из обрусевших, в Германию Полину увез. Так Григорий и внуков двух еще не видел, разве что на фотографии. А тут еще Дарья начала прибаливать, чем только не лечили, куда только не возили, нет ведь – умерла. Молодая совсем. Григорий из-за горя и жизнью дочери Насти не интересовался.

Защитить и сберечь

Ноне вот любовь вспыхнула к Тамаре с новой силой. Решился и пошел к родне ее разговаривать.
- Ну, не могу без нее и все!
Теща будущая смеется:
- А мы ей не указ, как решит, так и будет.

За столом посидели, пообщались. Григорий Тамаре и говорит:
- Мне что, сватов к тебе засылать да свадьбу играть?
- Айда-ко, посмешили людей! – ему Тамара говорит. – Бери вот под руку и веди. В сельсовете распишемся, с родней посидим. Знаем ведь друг друга. Да и любить я тебя не переставала.
Григорий ее предупреждает:

- Только плохо у меня в дому-то.
- А чего случилось? – Тамара интересуется.
- Да дочь моя Настя беременная, ревет дома, а не говорит, чего с ней приключилось. Прямо как быть, не знаю?!

- Ты вот что, Григорий, дров не ломай, девке и так лихо, а ты «делать не знаю, что с ней»? Пожалей, приголубь, пообидел кто-то девчонку, а она ведь к тебе за защитой прибежала. Матери нет, один ты у нее! – Тамара ему выговаривает. – Тебе напомнить, как перед самым уходом в армию ты узнал, что я беременная. Спас ты меня? Защитил? Оставил «лавку с товаром» - я и сделала аборт. Все! Больше детей у меня не заводилось. Ты моей судьбы Насте хочешь, да? Хватит! А вдруг она сына родит, фамилия твоя продолжаться будет. Германские-то внуки отцову фамилию носят. Так что решай, как с дочерью поступишь, а иначе не пойду я с тобой!

А Григория, здорового мужика, вдруг на слезы пробило. С детства не ревел, а тут на тебе и вправду. Чего это он застеснялся, чужих языков побоялся. Да пошли они! Он, Григорий, свою кровиночку в обиду не даст, защитит, поможет.

- Вот и ладно! – Тамара его по спине гладит. – Долго же до тебя доходит. Ну, а теперь домой пойдем, у нас дел не переделать, жизнь новую начинать будем!
Пришли домой. Григорий к Насте в комнату зашел, та сидит в материну шаль закуталась, даже свет не включен.

- Ты, это, дочь, прости меня, дурака, люблю я тебя и в обиду не дам, и внук наш не хуже других вырастет. Завтра утром в город поедем, надо вещи детские купить, коляску, кроватку, кто у нас там будет, доча? – Григорий спрашивает.
- Мальчик будет, - дочь шепчет.

- Ну и слава Богу, - ласково говорит подошедшая Тамара. – Айда-ко, девочка, чай с нами пить. Мы теперь вместе жить будем, я тебе с малышом помогу.
Ну вот, радоваться надо, а они все носами хлюпают. Первую ночь в родном доме спала Настя спокойно, и малыш успокоился, не пинался сильно. А Григорий с Тамарой не спали, все разговаривали, про жизнь, молодость вспоминали. Ну, вот и ладно, все на свои места встало. А с души как камень свалился. Светло и радостно стало.

Елена Дуденкова 

Здесь можно подписаться на газету Ах, тёща моя!
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.