6 января – сто лет со дня рождения Григория Просянкина

2501
8 минут
6 января – сто лет со дня рождения Григория Просянкина Герой Социалистического Труда Григорий Просянкин, 80-е
Григорий Просянкин: первые учителя и сподвижники. Они появились в трудное время для страны и нашего города.

Послужному списку корабела Григория Просянкина (1920-1998) можно только удивляться, настолько он объёмен и разнообразен – от судов на стародавней паровой, более современной дизельной тяге и до уникальных атомоходов. И всё это едва ли не за полсотни лет стремительных устремлений науки и техники прошлого столетия. Поэтому с полным правом можно говорить здесь о профессиональном даровании человека. Однако такого рода талант сам по себе не приходит, а является ещё и результатом постоянной учёбы и приобретаемого опыта. В этом смысле Григорию Лазаревичу повезло – уже в самом начале карьеры он повстречал тех, кто щедро делился с ним своими знаниями и мастерскими навыками.

Здравствуй, Молотовск!

31 декабря 1942 года студент-кораблестроитель Просянкин защитил диплом и получил направление на работу - в Молотовск. В марте 1943 года он прибыл на местный завод №402 в числе пятерых таких же выпускников николаевской корабелки, эвакуированной на тот час в Пржевальск.

Завод с его ТЭЦ не уступал городу по территории, а большинством своих объектов выглядел внушительней. Цех 50, главный эллинг, которым впоследствии не одно десятилетие справедливо гордились труженики завода, среди действующих объектов ещё не числился - его достраивали. Однако силуэты ТЭЦ и эллинга уже доминировали над всем – их можно было видеть с таёжных возвышенностей километрах в двадцати пяти от Молотовска. По воспоминаниям тех, кто застал завод того времени, даже в облике недостроенных цехов, других объектов чувствовались мощь и размах будущего предприятия. Впечатляли высота зданий и широкие внутренние пролёты, удивляли остеклённые крыши и большие оконные проёмы, радовала глаз рисунчатая кладка кирпичных стен.

Первое назначение Григория Просянкина – инженер, помощник мастера корпусообрабатывающего цеха 5. Здесь производилась посекционная и поблочная сборка кораблей - центр всего заводского производства того времени. На их стапели шёл поток крупных и мелких листовых и профильных деталей для корабельных корпусов. Когда заканчивали со сборкой, к воротам цеха подгоняли трансбордер на паровозной тяге. На нём большого охотника доставляли к слипу – боковому стапелю. Там продолжали его достройку, прежде чем спустить на воду.

Среди множества трудностей военного времени, пожалуй заслуживающих отдельной книги, было одно важное обстоятельство инженерного толка, которое, на мой взгляд, не только работало на перспективу, но и обнадёживало: на завод №402 поступала передовая техника. Частью она поставлялась нашими союзниками по ленд-лизу, а со второй половины 1945 года из Германии и других стран в качестве репараций. Объёмы и номенклатура таких поставок были серьёзными. В первой половине 1944 года нарком судостроительной промышленности СССР Иван Носенко приезжал в Молотовск. Выступая на собрании местного партхозактива, он заметил: «Такого современного оборудования, каким обладает ваш завод, не имеет ни один завод нашей отрасли…»

В самом деле, в те годы новейшими образцами заграничного машиностроения был обновлён станочный парк завода, оснащены инструментальные цехи, каких раньше и не видели, поступало новое электрооборудование и аппаратура, в том числе для автоматической сварки, что очень важно. Всё это не залёживалось на складах и вскоре заработало. А тесное общение наших специалистов с передовой зарубежной техникой для многих стало наглядным, практическим уроком.

Ближний круг

Кто в войну работал с молодым инженером Просянкиным бок о бок, делился с ним опытом, а случалось, по-товарищески опекал? Среди них не только люди старшие по возрасту, но и сверстники Григория Лазаревича, пускай и без институтского образования, но сполна вкусившие заводской практики. Работать они умели, дальнейший их профессиональный рост, признание их способностей, наконец, высокие награды говорят сами за себя. 

Итак, самая первая ступенька - помощник мастера Александра Гурбы. Александр Евгеньевич Гурба в 1943 году работал мастером, позже возглавил участок, в 1956 году стал начальником цеха 7, а впоследствии скрапоразделочного цеха металлургического производства.

Мастер Григорий Степанович Пасечный в войну тоже трудился в цехе 5, возглавлял его достроечный участок. Впоследствии он стал начальником цеха 7, в конце 1956 года руководил уже коллективом цеха 40.

Тимофей Иванович Мочулко в 1943 году бригадир цеха 5, в дальнейшем начальник участка обработки. В войну Тимофей Иванович был награждён орденом Красной Звезды, а в 1952 году удостоен ещё и ордена Трудового Красного Знамени.

Заместителем начальника цеха 5 в годы войны был Яков Акимович Маляров. Он отвечал за работы на боковых стапелях, впоследствии возглавил коллектив цеха, считался очень образованным специалистом, участвовал в разработке технологии постройки кораблей из объёмных секций, которая в Советском Союзе тогда считалась передовой. Уже после войны Маляров руководил цехами 7 и 49, его и Константина Николаевича Кулигина удостоили Сталинской (Государственной) премии за внедрение в практику технологии конвейерного строительства эсминцев, в 1950 году его наградили орденом Ленина.
Леонид Павлович Фомин прибыл на завод №402 из Николаева. В войну и в первые годы после неё он ответственный сдатчик, главный строитель больших охотников за подлодками, начальник участка, заместитель начальника по предварительной сборке в цехе 5, с 1948 года его начальник, позже начальник цеха 50, крупнейшего на предприятии, наконец, главный инженер предприятия. Награждён орденами Красной Звезды и Трудового Красного Знамени.

Любопытная деталь: впоследствии, а если быть точным – в 1954 году, Леонид Павлович одним из первых перешёл с завода №402 (Севмаш) на новый завод №893 («Звёздочка») и работал уже здесь главным инженером. В тот день 1956 года, когда Григорий Лазаревич Просянкин впервые прибыл туда же, чтобы принять директорские дела, Фомин исполнял обязанности директора предприятия Т.В. Сафронова, который уже покинул Молотовск…

Непосредственно с этими людьми Григорий Лазаревич начинал свою трудовую биографию в годы войны, с ними же много лет хранил очень тесные, дружеские отношения.

Ещё один известный человек, которого он часто вспоминал, говоря о начальном периоде своей работы, - Исаак Моисеевич Розенблит. В 1945-м он исполнял обязанности начальника цеха 5, а в 1948 году возглавил коллектив цеха 50. В годы войны Исаака Моисеевича наградили орденом Красной Звезды, после войны - орденом Трудового Красного Знамени.

Юрий Дмитриевич Кайнов был из числа ленинградских кораблестроителей, которых успели эвакуировать в Молотовск, прежде чем кольцо блокады насмерть замкнуло город. Во время войны он работал старшим технологом цеха 5 и специализировался на сварке. У больших охотников проекта 122а корпуса были в основном клёпаные, но цистерны и внутреннее дно - сварными. Так что инженер Просянкин никак не мог обойтись без знакомства и сотрудничества с Юрием Дмитриевичем, который, кстати, уже тогда разрабатывал методы автоматической сварки с использованием оборудования фирмы «Кольберг». Умнейший человек и одаренный инженер, Кайнов и в дальнейшем занимался проблемами сварочного производства. Ко времени работы Григория Лазаревича Просянкина начальником цеха 50 Юрий Дмитриевич уже имел заслуженный авторитет специалиста по сварке корабельных металлов, в том числе броневой стали крейсеров. В 1954 году его наградили орденом Трудового Красного Знамени. И в дальнейшем Кайнов поддерживал контакты с Просянкиным, блестяще проявил себя в применении уникальных титановых сплавов в подводном кораблестроении.

С 1942 по 1949 год заводом №402 руководил Сергей Александрович Боголюбов. В память ветеранов он вошёл как «огненный директор» - в том смысле, что на долю Сергея Александровича выпали трудные военные годы. По воспоминаниям многих, он был чрезвычайно энергичным, деятельным руководителем, способным на решительные, даже крутые меры. Встречался ли с ним Григорий Лазаревич Просянкин? Встречался, но не так уж и часто, ведь дистанция между мастером, технологом, начальником участка и директором завода всё-таки велика. Позже в своих воспоминаниях Григорий Лазаревич упоминал эпизоды, связанные с Боголюбовым. На большее, может быть, ему не хватило впечатлений. Думается, однако, такая сильная личность, как Боголюбов, могла оказать на него влияние.

К слову, немногим старше Просянкина были Иннокентий Степанович Бахтин и Израиль Лазаревич Камай – оба они родились в 1916-м. Первый пришёл на завод ещё до войны, в 1939-м, а второй - в самый её канун, после окончания ленинградской корабелки. Их с полным правом можно отнести к соратникам из того же поколения корабелов, которое представлял Просянкин. Ленинградец Израиль Камай начинал рядовым конструктором, затем был помощником строителя, старшим инженером, начальником планового бюро, а в конце трудовой биографии начальником цеха 50. Под его руководством коллектив построил большинство советских атомных подлодок, причём трёх поколений. Израиль Лазаревич - кавалер двух орденов Ленина, ордена Трудового Красного Знамени, лауреат Ленинской премии.

Иннокентий Бахтин к пятидесятым вырос до заместителя начальника цеха 50 по северному доку, позже возглавил достроечный цех предприятия - 40. Он удостоен звания лауреата Ленинской премии за создание первой советской ракетной лодки, награждён орденами Ленина и Красной Звезды.


Такой запечатлела американская фотохроника громаду цеха 50 завода №402 в годы войны. Фото из архива Олега Химаныча


Фото из архива Олега Химаныча
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.