«Я ведь жил не с тобой – около…»

1700
5 минут
«Я ведь жил не с тобой – около…» Фото pixabay.com
Про любовь, люди-то про эту любовь чего только не говорят, чего не набалакают. А он вот Алексей без этой любови тихо-мирно тридцать годков и отжил. Скандалов он не любил и хотя жене своей, Марье, особо не подчинялся, а уступал порой, от греха подальше. И какая лихоманка по молодости, глупости их свела - уже и не объяснишь.

Первая любовь

Алексею, Лехе - в те годы, больно уж Дашка, соседская девчонка, нравилась. Умная такая, книги запоем читает. Соберутся вечером молодые девчата, ребята на берегу реки, где бревна накатаны, табун там обычно встречают. Попоют, поиграют и к Дашке: 
- Расскажи что-нибудь!

А она и не ломается никогда. Сказочница еще та была! Заслушаешься! Леха обычно рядом сидел и тихонько так ее руку гладил. До дому провожал. Про женитьбу и не помышлял вовсе, армия впереди, а там… как случай ляжет. Дашка проститься приходила, глаза огромные, а в них слезы. Но все на людях, так и словечко не замолвили.

В армии скучал, часто сны видел, в которых Дашка присутствовала обязательно. Но писем писать не умел. Еще и просмеет его Дашка за ошибки.

Отслужил Леха два года, как положено, и домой. А Дашки нет, уехала учиться в Питер, перед отъездом к матери Лехиной приходила, попрощаться да про Леху узнать. Ну, вот и все, значит, не судьба. А в совхоз их девчат молодых нагнали, кто фельдшер, кто учитель, Леха с Машкой познакомился, та лаборантом на элеватор была послана. Походили, подружили и надружили, дело-то молодое. Пришлось сватать. Потом свадьба. К весне дочь, Дашкой Леха назвал. 

Жена-«генеральша»

Дашка приезжала к родителям иногда. С Лехой сухо так: «Здравствуй!» или «Привет!». А чего он еще ожидал? Так вот годики и укатились, еще одна дочь на свет народилась – Варвара. Теща так захотела. Жили справно, Марья ворочала какими-то делами на элеваторе. К дому машины подходили, мешки скидывали, с зерном, с отходами, семечками, жмыхом. Скота полон двор. Леха Марью приструнить хотел, для вида, вроде ревность. А она ему:
- Кто виноват, что с таким мужем мне еще штук пять надо, так что не лезь не в свои дела!

Вот с тех пор Леха и замолчал.

Девчонок выучили, замуж отдали, и все молчком. Сыт ли, голоден, - молчит. Марья уж раз десять винилась, мол, со злости брякнула, расшевелить хотела, да что он, шуток не понимает, что ли?
Не понимал Леха шуток. Знал одно: в доме все ее, это на Марьины левые прибыли дом выстроен, в доме уют, закрома полны. Дочерям хорошо помогает. Конечно, Алексей за скотом ходит. И в дом воду завел, туалет своей «генеральше» - теплый, еще и сауна во дворе, газ к дому подвели. Живи - не хочу. Да тошнехонько мужику.

Не вместе. Около…

Тут перестройка, будь она неладна. Скот под нож. Фермы разобрали. Лесопилку, где Алексей работал, закрыли. Один элеватор работает. Марья все хапает, только в меньших количествах. У дочерей мужики с работ послетали и в деревню к тещеньке приехали, свои квартиры посдавали. Здесь в пустующие въехали (много люду-то с совхоза поуезжало). Такие квартиры по бросовым ценам попродавали: и с газом, и с огородом. Видать, Марья и прикупила. Алексей-то счета деньгам не знал. Вот и зажили, девки все в мать: скот развели, мужики их в город с молочной продукцией и мясом возят. Отец что есть, что нет, ни о чем не спросят, не посоветуются.

Видит Алексей - лишний он. Собрал барахлишко - и в родительский дом. В сарае верстак поставил: кому дверь, кому рамы, жить-то на что-то надо. Марья хохочет:
- Пусть его, «блажит на старости лет».

А Алексею весть принесли. Плохо Дарье, в аварию попали, муж и сын погибли. Дочь из квартиры выселяет. Алексей машину завел и в город. Дарья и не сопротивлялась. Только заплакала:
- Как долго я тебя ждала!
- Да дурак был, - буркнул Алексей.

Дарья ему:
- У меня внук шести лет на руках, сынов…
- Ну, и внук лишним не будет, - утешил ее Алексей.

Привез Дарью к себе, и как солнце в дом занес. Хорошо ему, тепло, вечерами Дарья им с Тимохой книги пересказывает. Ее и здесь в школьную библиотеку работать позвали. Тимка в детский сад пошел. Марья прибегала, ей Алексей:
- Чего тебе надо? Или пять мужиков бросили? Я ведь жил не с тобой – около. 
- А тебе от дочерей не стыдно? – опять Марья стыдит.

- Почему мне стыдно. Я их маленькими не бросил, вырастил. А они меня как не видят, вроде мебель я, и внуки меня не признают. Не хочу я так, надоело. Завтра на развод подам, делить ничего не буду. Мне и так хорошо. Уходи ты давай! А я Дарью всю жизнь любил, только дурака свалял, с тобой связался. Дай ты мне дожить, как я того хочу!

Ну, вот и вся история.

Встретились два одиночества. И греются друг возле друга, обоим тепло и радостно. Надолго ли? А кто знает! Ну, ведь хорошо и славно!


Фото pixabay.com

Елена Дуденкова

Здесь можно подписаться на газету Зимняя вишня


Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.




Читайте также