Сватовство в больничной палате

1380
7 минут
Сватовство в больничной палате Фото pixabay.com
История про то, как мудрый дед счастье внучки устроил.

Иван попал в больницу с пневмонией. Уже четыре дня колют антибиотики. Температура спала, состояние улучшилось. В палате, кроме него, еще двое мужчин. С Николаем они сразу нашли общий язык, а Михаил больше молчал. Сегодняшним вечером поступил еще один. Занесли на носилках. Иван глянул, на вид лет 90. Бледный, глаза прикрыты, дыхание тяжелое. «Не дай Бог, к утру покойник будет, час от часу не легче», - подумал Ваня.

Рассказчик

Утром старик лежал неподвижно. Худые руки с узловатыми морщинистыми ладонями покоились поверх одеяла. Время от времени он приоткрывал глаза и жамкал губами. Обход задерживался.

«Может, над сканвордом голову поломаем?» - предложил Иван, доставая журнал. Николай согласно закивал. – «Супермаркет в деревне». – «Магазин, наверное, или лавка». – «Не подходит», - возразил Иван. – «Сельпо», - почти шепотом протянул старик. – «И то верно, сельпо, - удивился Иван. «Горы в Австрии». Не успели они с Николаем и рта открыть, старик опять выдал: «Альпы!» - «Вот это дед! - обрадовано отозвался Иван, а мы-то думали, не жилец, а он того… Еще соображает». 

- Вот полегчает, обскажу вам, как мы в Альпах фрицев били. Ух, и изрешетило меня тогда, до последу, до Победы Великой в госпитале провалялся, - так же тихо, чуть пошевелившись, проговорил дед.
Деда звали Спиридон Лаврентьевич. Он и впрямь оказался отменным рассказчиком. Все-то у него к слову да к месту. Когда старик поднялся и самостоятельно пошел, Иван подбодрил: «Долго жить будете, дед Спиридон. Испугались мы, когда вас на носилках занесли». – «Не пужайтесь, оплошка вышла, в бане перепарился. Давление-то и дало… Помирать мне времечко не пришло. На свадьбе у внучки наказано быть за старшого, однако. А она, пигалица, не торопится. Живи да живи, дедо, вот я и живу».

Его почти ежедневно навещали то сыновья, то снохи. А внучки, о которой речь шла, пока не было. 
- Спиридон Лаврентьевич, вы печетесь о внучке, а она навестить вас не торопится, - поинтересовался Николай. 

- Работает допоздна в столовой. На выходной аккурат явится повидаться, - заступился дед, и тут же перевел разговор. 

- Тебе, Иван, сколько лет будет?
- Двадцать пять. 
- Обженился?
- Пока нет.
- Пошто так? Может, горькую хлещешь? 
- Не увлекаюсь.
- Лоботрясничаешь, поди?
- Да нет, сварщиком на заводе работаю. 
- Хорошее дело. Бери мою Анютку замуж. Славная она у нас, скромная. Не то, что ваши горожанки.

Иван почесал затылок: 
- Может, наврал я все про себя, а вы так уж сразу внучку предлагаете. 
- По глазам вижу, не брешешь. Повидал на своем веку. Помайся с мое, в людях тоже разбор знать будешь. Приглянулся ты мне. Словоохотливый, старика не брезгуешь, и возраст тот. Нагулялся, поди уж, не молодо-зелено. 

Ивану забавно слушать деда, подыграть решил: 
- Дед Спиридон, а внучка ваша хороша собой?
- Не хуже тебя будет. Но по Сеньке и шапка. Опять же, не без приданого. Свой дом ей завещал, вместе с пчелами, курами, огородом. Кот у меня в житье, да собака Полкан. Вот дождусь хозяина, и помирать можно. 

- Какой дом, какие пчелы? Я в деревне лишь проездом бывал. Не получится из меня хозяина. 
- Кабы лоботрясом был, не получился. Сам сказывал, не бездельник. Пошто тогда не получится? Было бы хотение. Да и я еще, того, подмогну советом и делом. Ты поразмысли, паренек, дело говорю. 

Внучка 

В субботу, и правда, внучка приехала деда навестить. Иван поверх книги любопытствует. Даже прозвище само собой придумалось: шанежка. Настоящая деревенская шанежка. Невысокая ростом, светловолосая, белокожая, на щеках румянец и аппетитные ямочки. Если и можно полюбить, так за глаза: большие, голубые, искренние. Не успела поздороваться со всеми да деда поприветствовать, как он в наступление пошел: «Анюта, я тебе жениха подыскал. Полюбуйся – это Иван. Я разузнал, парень подходящий». Анюта раскраснелась, словно маков цвет: «Опять ты за свое, дедушка. Лучше бы о здоровье думал, а не женихов мне искал». А сама, смущаясь, посмотрела на улыбающегося Ивана: «Вы уж простите его, не берите в голову», - попросила она. А Иван и не брал. Не в его вкусе внучка оказалась. Ему бы постройнее, помоднее да повыше. «Не волнуйтесь, я понимаю», - продолжая улыбаться, успокоил ее Иван. В Анютиных глазах на секунду мелькнуло разочарование, но она тут же отвернулась и переключилась на деда. 

После ее ухода старик не сдержался: «Понимает он… Чего понимаешь-то? Пригляделся бы лучше. Не пьет, не курит, а уж какие пироги печет… За одни пироги полюбить можно. Характер-то золотой, мухи не обидит. Да буде уж, твое дело житейское». Иван смутился: «Дед Спиридон, а может, я ей не понравился?»  «Понравился, ишо как понравился! Анюткины глазенки и утаить-то ничего не умеют. Разве не приметил? А меня, старого, вокруг пальца, где уж обвести. Да ты, Иванко, и впрямь забудь про разговор-то. Это я со стару, да со своей колокольни». Но заметил Ваня, поджал губы дед и больше о внучке речи не вел. А он и не напрашивался, только нет-нет, да вспомнит глаза, словно небо чистое. Вскоре Ивана выписали. Дед свой адрес дал, в гости пригласил или за медом. Вдруг, говорит, надобность такая будет.

Сон в руку 

Иван вышел на работу. Закрутилось, завертелось, позабылся и тот случай. Только Ваня замечать стал, раздражают его девчонки. Им бы в бар сходить, покурить да повеселиться. На душе пусто, будто потерял что, а понять не сможет. На днях сон приснился, Анюту увидел. Точнее, ее глаза лучезарные, смеющиеся. Словно в омуте побывал, весь день под впечатлением был, даже родители заметили: «Уж не влюбился ли, сынок, сам не свой ходишь?» А он возьми, да и расскажи матери про деревенскую Анюту и деда Спиридона. Думал, посмеются, а они в голос: «Поезжай, попытка – не пытка. Хватит уже в женихах ходить. Мы не прочь с внуками понянчиться. Я бы не отказалась натурального меда попробовать», - нашлась мать.

В выходной Иван заявился к Спиридону Лаврентьевичу. Дед обрадовался, обнял, точно старого знакомого. «Явился, не запылился. За медом, али по другим делам?» - прищуривая глаза и хитро улыбаясь, поинтересовался он. - «За медом», - смущаясь, ответил Иван. - «Знаю я, за каким ты медом пожаловал. Сказывал тебе, нет лучше нашей Анютки. Пойди, в столовой она, там и повидаетесь. Да смотри, за медом-то не забудь заскочить. Опосля и побалакаем. Обговорим, стало быть».

Свадьбу справили в деревне. Вот это свадьба! А дед-то Спиридон, словно помолодел! Приплясывал даже! Не думал Иван, что больничная койка его к невесте приведет, да еще какой!.. Спасибо деду Спиридону!

«Слышь-ко, Иван, теперь и помереть не грех», - заявил после свадьбы старик. - «Эй, нет! Мы с вами так не договаривались. Кто же меня будет деревенской работе учить? Так что хочешь, не хочешь, живи, раз обещал!» - весело возразил Ваня. - «Эко, как вывернул! Твоя правда, обещал. Получается, недосуг помирать, поживу пока», - усмехнулся довольный дед Спиридон.

Галина Паткова, Свердловская область

Здесь можно подписаться на газету Бабье царство
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.