Почему я не стала жить с семьёй дочки

1934
6 минут
Почему я не стала жить с семьёй дочки Рисунок Елены Буториной
Жила и жила в своей однокомнатной квартире, чистой, уютной. Радовалась: наконец-то спокойствие обрела! Мужа похоронила, дочку замуж выдала. 

Встану, бывало, раненько, умоюсь, Господу помолюсь – и зарядку для пользы всего тела делаю. Потом за влажную уборку примусь. Окна и двери балконные распахну – вся свежесть утра в мой дом поступает. Хожу везде с тряпочкой – ни пылинки у меня, ни соринки. И все делаю в удовольствие. Лучшую свою «подружку» - радио – слушаю.

Наведу  порядок  в квартире, полью цветочки. Их  было много - на всех подоконниках  стояли и на балкончике. Поговорю с ними – они изо дня в день краше становятся. А потом – в ванную, под душ.

Не жизнь, а благодать!

Позавтракаю, приоденусь, как можно лучше – и в магазины. Обойду все в округе, продукты, где не так дорого, куплю. А то и на рынок съезжу, там поторговаться можно.

Затем приготовлю обед – и пирую… Блаженство! Особенно после многих лет труда на производстве в рядовой должности. «Сверху» начальников было много, каждый норовил свою власть показать. Дома же муженек был с тяжелым характером и тягой к бутылке…

После обеда кое-что сделаю по хозяйству – и поспать могу, книжку, газетку почитаю.  Потом с подружкой в сквере гуляем, молодость вспоминаем, угощаем друг дружку конфетками или мороженым.

Вечером – ужин и телевизор. Ну, чем не жизнь? Благодать! Была. Но длилась такая после смерти супруга и замужества дочки недолго. А все потому, что не повезло и моей Любаше на трезвого мужа. Вроде и в меру тот пил, когда за ней ухаживал, а женился – с пятницы по воскресный вечер от бутылки оторвать невозможно. Да и в будни после смены «с устатку» прикладывается.


Рисунок Елены Буториной

Ушлый зять

После свадьбы поселилась дочь с ним в однокомнатной квартире: я все свои сбережения отдала, чтобы помочь молодым приобрести отдельное жилье, даже на случай своей кончины ни рубля не оставила. Рассуждала так: пусть дочке будет хорошо, а пошлет Бог за мной – похоронят, не безродная ж я, на земле лежать не оставят.

И вот прошел год – родилась у меня внучка. Приходит вскоре после этого события ко мне зять и заявляет: «Нехорошо, Клавдия Петровна, получается: вы тут как барыня живете, а мы с вашей дочкой мучаемся – нас теперь трое на одну комнату. Никакого удобства для полноценных взаимоотношений молодых супругов. А для меня, главы семьи, еще нет и нормального отдыха, потому как внучка ваша ночами орет, мне по-настоящему и не выспаться. А что это значит? Да то, что на производстве полусонный аварию могу устроить. Хотите, чтобы меня в тюрьму посадили или в инвалидной коляске домой привезли? Какой тогда я мужик для Любки и отец для Ирочки?»

Я руками замахала: «Что ты, что ты, Витя! Какие ужасы наговариваешь! Перестань, еще и в самом деле беду накличешь». «Тогда, - говорит, - подумайте хорошо, только головой, а не другим каким местом».
Попала в кабалу

Словом, напугал он меня – я и согласилась соединиться с ними. Отдали мы две небольшие однокомнатные за трехкомнатную квартиру. Зять обещал: «Не беспокойтесь, будет у вас своя хорошая и самая теплая комната».

Отвели же мне самую маленькую, а когда внучке исполнилось шесть месяцев, поставили  в мою комнатку еще и  ее кровать. «Ребенок соображать начинает, - сказал зять, - нельзя ему в одной комнате с родителями находиться». В зале же Витька после работы допоздна на диване перед телевизором валяется – тоже ребенку там места не находится. Я возмутилась: мол, так мы не договаривались, я вам отдельную квартиру отдала, а взамен даже комнаты для себя одной не получила. Мол, человек я немолодой, мне покоя хочется. Так зять тут же  меня оборвал: «Ты посмотри, какая неблагодарная! Да в ноги должны мне кланяться за то хотя бы, что я вас мясом кормлю. В своей отдельной конуре на одной каше сидели».

Мясо у нас, конечно, бывает. Я сама за ним хожу, сама и обед для всех готовлю. Ну и себе, коль за одним столом сидим, кусочек в тарелку положу. Иногда и не дотрагиваюсь – нет у меня особой потребности в этом продукте, привыкла я, когда жила одна, без него обходиться. И вот – на тебе! Зять считает, что я – нахлебница, на шее у него сижу. А пенсия моя в общем нашем семейном бюджете незаметно для него растворяется.

Времени свободного  у меня после объединения квартир не оставалось. На мне внучка, магазины, уборка, готовка, стирка… Руки и поясница давно изношены от тяжелой физической работы на производстве, а теперь еще и в старости вынужденная роль прислуги. Пыталась с дочкой поговорить, вызвать ее сочувствие. Так она: «Не создавай мне проблем! Ты что, хочешь, чтобы я с Витей разошлась? Чтобы Ирочка без отца росла? Чтобы наше материальное положение ухудшилось? Как-никак, а он деньги в дом приносит». Какие же это деньги для мужчины? (это уже я про себя  подумала).

К подружке дорогу забыла. Однажды зять неожиданно раньше пришел с работы, а мы с ней на кухне разговаривали. Я ужин для семьи готовила, Маше чашку чая налила и пряничками угостила. Так Витька увидел – в лице переменился. Подруга заметила это, от испуга поперхнулась, закашлялась и домой заторопилась. Ушла, а мне зять немедля выговор сделал: «Я, Клавдия Петровна, когда женился на вашей дочери, обязательств кормить чужих старушенций не брал. Хватит с меня того, что вас в моем доме облагодетельствовал».

Вот как! «В моем доме…» - сказал. А моего угла, выходит, больше не существует. Это стало последней каплей в наших с зятем взаимоотношениях. 

Снова свободна!

Не знаю, откуда и смелость взялась, но я в тот день решительно заявила, что  хочу вернуть все на круги своя. То есть разменяться и снова переехать в однокомнатную квартиру. Зять взорвался, дочь устроила истерику. Но я мужественно выдержала все это, не отреагировав ни одним грубым словом. И, проконсультировавшись у знакомого юриста, отстояла свои права.
Хлопот, конечно, было много. Не зря говорят: два переезда равны одному пожару.  Досталась мне маленькая однокомнатная квартирка. Еще и доплачивать пришлось. Спасибо подруге – свои сбережения на случай кончины взаймы мне дала. Это чтобы и у зятя с дочкой отдельная однокомнатная квартира получилась.

Мне повезло: я на работу устроилась – надо как можно скорее долги отдать. Дочка все еще обижается, пока не приходит ко мне, хотя я, когда уходила от нее с зятем, пожелала всего доброго и сказала, что буду рада видеть их у себя в гостях вместе с внучкой  Ирочкой.

И вот живу теперь одна, спокойно и так, как хочу, в соответствии с возможностями. А на днях услышала от знакомых: якобы зять мой с питием завязал и на другую, более высокооплачиваемую работу устроился. Дай-то Бог! Может, хоть в дальнейшем у дочки  семейная жизнь не так, как у меня с ее отцом сложится.


Рисунок Елены Буториной

Клавдия  Самохина, г. Тула

Здесь можно подписаться на газету Ах, тёща моя

Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.








Читайте также