Невестка глазами свекрови

10497
7 минут
Невестка глазами свекрови Рисунок Елены Буториной (vdvsn.ru)
Мы с моими девчонками-одноклассницами встречаемся каждый год. Ладно, местные, а вот Танька с Наташкой – москвички, но приезжают по первому свистку. И с годами наша дружба не меркнет, а только становится год от года все крепче и крепче. И вот последняя встреча, весной этого года. Как всегда, сначала делимся успехами детей. И вдруг Наташка как заорет:

- Девчонки! Открытие! У нас же с вами одни сыновья! Что же это мы дочек-то не нарожали?
Вот с этого открытия наш разговор на невесток и переключился.

Невестка «фельдиперсовая»

Это у Ларисы. Ларка сама долго замуж не выходила, мальчишки у нее поздние, вот она и не могла представить, как это можно свое любимое чадо какой-то чужой финьтифлюшке отдать. Потому и твердила своим мальчишкам: «Хоть золотых себе жен найдите, я все равно их любить не буду и вас им ни за что не отдам…» Мальчишки то ли слушались маманьку, то ли бриллиантовых себе искали, не знаю, но время шло и шло, у нас уж внучки на женихов начали заглядываться, а Ларкины ребята все не женаты. Вот уж старшему, Лене, сорок исполнилось, в институте преподает, а все не женат. Хорошо ли это? Нет, конечно. Тут уж и Ларка заприскакивала: «Любую приму! Лю-бу-ю…»

Знать, услышал Господь ее вопли. Женился Леня, там женился, где и преподавал. Родители на свадьбу не ездили, Леня сказал, что он не мальчик, чтобы шоу устраивать, мол, с друзьями в ресторане посидят и хватит. Ларка, конечно, подулась на сына, но делать нечего, стала ждать, когда Леня невестку знакомиться привезет. И вот свершилось! Приехали! Ларка столы накрыла, родню деревенскую назвала, надо же познакомиться. Все за столы сели, молодых ждут. Да только зря ждали, не вышла молодушка, вышел Леня один, извинился, сказал, что устала она с дороги. Вот так! И потом, на другой уж день, ходила молодушка с осторожностью по луговине, не нравилось ей, что куры около самого крылечка гуляют и нужду свою большую прямо у крылечка справляют. Пришлось деду срочно кур под навес загнать. Виданое ли дело, чтобы куры летом взаперти сидели? И много еще каких замечаний она свекрови сделала, потому и вздохнула Лариса полной грудью, когда молодые домой отбыли, жалко сыночка, до что делать, он свое любо выбирал. А Лариса свою сноху так «фельдиперсовой» и зовет.

Ни здрасьте, ни полздрасьте…

- Мои десять лет уже вместе, - подхватила разговор Галина, - пять лет жили в гражданском браке. Я не возражала, пока парень учился, не шаболдался по разным увеселительным заведениям, а сидел у девчонки под крылом, накормлен, обстиран, обласкан. А приезжали в деревню, вида, что живут вместе, не показывали, как чужие, он – домой, она – к своей бабушке. Меня это не волновало, потому как не уверена была, что из этих скороспелых отношений что-то путное получится. А получилось! Не отпустила она его от себя, как клещами, впилась в него, еще бы, такой парень, а она-то пигалица.

Сыграли свадьбу, квартиру взяли в ипотеку. Она ребятишек одного за другим родила, чтобы покрепче его привязать. И вроде ничего у них меж собой-то отношения, а вот к нам отношения совсем никакого нет. Во-первых, не зовет невестка нас никак, на пап да мам мы и не рассчитываем, но по имени-то можно? Или хотя бы бабушкой? Нет! Никак… Приезжают, случается, к нам, заводит ребятишек в дом, а нам ни здрасьте, ни полздрасьте. Я от стыда глаза не знаю куда деть, сразу падаю на колени, начинаю ребятишек раздевать. На стол собираю, наготовлено уж все, приглашаю: «Садитесь, ребята!» Сынок садится, а она одевается и уходит к бабушке. За десять лет за стол у нас ни разу не села. Как мне это пережить? Я что, готовлю плохо? Или грязно у меня? Или еда у меня поганая? Нет, мясо да картошку отправляю каждую осень, так едят, не выбрасывают. А тут день рождения ее грядет, подкопила от наших мизерных пенсий пятнадцать тысяч, подаю ей, а она и руку мою в сторону: «Не надо мне, не нуждаюсь!» 

«Ах ты, - думаю, - гадина, все ведь в квартире-то мое, на подушках и то на моих спишь…», но сдержалась, ничего не сказала, проглотила слезы и пошла, денежки-то сыну сунула.  Так что в старости мне на уход нечего рассчитывать, прямая моя дорога в дом престарелых.

«Солнышко мое…»

Тут и я решила со своими воспоминаниями вклиниться и в бочку дегтя еще одну ложку добавить, но не медовую, а тем же самым дегтем сдобренную. Вспомнила, как недавно невестка меня укорила тройкой за сочинение, которую я ей в десятом классе поставила. Она же училась у меня, была почти отличница, а как начала с моим Сережкой встречаться, так и взыграло во мне ретивое, начала придираться к девчонке, и однажды в самом деле трояк влепила. Она мне тогда ничего не сказала, но так посмотрела, что я все свои придирки раз и навсегда в сторону отложила. А у них с моим Сережей все сложилось, она его из армии дождалась, дружно живут, спокойно, и легко течет их семейная жизнь, а я и рада. А оказывается, она не забыла свою полудетскую обиду, хранит ее в памяти, вот подвернулся момент, и вытащила. Да Сережа-то у меня умница, он живо нам обеим перышки почистил, задраться никак не позволил. А ведь пойди бы в задир, она сказала, я бы не уступила, вмазала с размаху дерзкой фразой, я ведь это тоже умею, не сдержись, раздуй ссору, останется в памяти еще одно пятно, не скоро его сотрешь. А так мы дружно живем, она меня мамой зовет, а я ее «Солнышко мое», другого и имени для нее нет.

Невестка-подружка

И хорошо, что я наш разговор о невестках на позитив повернула, Анюта его подхватила и хвалить начала, но не невестку, а сватью свою, которая ее невестке ребятишек растить помогает. Ане из деревни как уезжать, у нее же муж, хозяйство, огород, не бросишь все это без пригляда. А сватья у нее городская, не велик городок, но все проще, повернула ключик в дверях, сумку с кошкой в одну руку, сумку с гостинцами, которые Анюта в город переправила,  в другую – и поехала. 

- Двойняшки там, тяжело моей невесточке одной-то, у меня вся душа о ней изболелась, - печалится Анюта, - Костя, паразит, знает только работу, он весь в отца, работать и любит, и умеет, и зарабатывает много, а вот в семье плохой помощник. Это моя вина, я так и невесточке моей сказала, а она только смеется, золотая девочка. Летом приедет, бывало, так не отходит от меня, я в огород, и она в огород, я за грабли, и она – тоже. И все про Костю спрашивает, как он рос, какие игры любил, с кем дружил, как учился… А меня ведь хлебом не корми, дай только про сыночка поговорить. Так вот и воркуем с ней, как две подружки. Скоро приедут ко мне на все летечко, тоже буду ей изо всех сил помогать, думаю, всем миром мы справимся, поднимем внуков, и все у нас будет хорошо.

Разошлись мы, а я все думала над тем, почему так по-разному складываются отношения между невестками и свекровями, неужели потому, что одна впустила чужую в общем-то девочку в свое сердце и Солнышком назвала, а вторая сразу дала ей имя Гадина, с этим именем она для нее и живет. А от гадины чего и ждать, только гадости. Известно же, как аукнется, так и откликнется.

Антонина Смирнова

Здесь можно подписаться на газету Ах тёща моя
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.