Напрасные звонки и неожиданная встреча

460
6 минут
любовь сердечко телефон Фото pixabay.com
Марк не отвечал, но Алина вновь и вновь делала вызов, с надеждой услышать его голос. Он не обещал приехать, но и не было случая, чтобы не перезвонил, игнорируя пропущенные звонки. Алина провела бессонную ночь, рисуя себе страшные картины. Наутро все валилось из рук, настроение на нуле. Утренние звонки тоже были безуспешны.

Переступив порог редакции, получила от главного незаманчивое поручение. Нужно было съездить в Привольное и взять интервью у престарелых супругов, проживших вместе 65 лет. Сельсовет выдвинул их на конкурс «Самая крепкая семья», который объявила газета.

Машины не оказалось, была занята. Перспектива трястись на автобусе в отдаленное захолустье, да еще к старикам, настроения Алине не прибавила. Перечень воп­росов решила обдумать в дороге, но мысли о Марке не давали покоя. Она полюбила его, хотя знакомство состоялось не так давно. Перспективный молодой человек, работает в юридической компании. Внимательный, добрый, чудовищно привлекательный.

Наконец-то на очередной звонок прозвучал ответ, но это был не Марк. Алина услышала раздраженный женский голос: «Ну, сколько можно названивать? Вы нам мешаете!» От неожиданности телефон выпал из рук и укатился под сиденье, а после номер вообще стал недоступен. «Предатель!» - прошептала обескураженная девушка.

Семейная история

Дом оказался на краю небольшой деревни. На воротах, играя свежими красками, красовалась жар-птица. На нижних бревнах дома нарисована трава, а выше - бабочки и птицы. Алина залюбовалась. Даже колодец под крышкой словно улыбался всеми цветами радуги. «Завсегда гостям рады. По какой надобности пожаловали?» - поинтересовался седовласый, но еще крепкий дед, вышедший навстречу. Алина пояснила цель визита. «Принимай гостей, Степановна!» - проведя ее в дом, жизнерадостно заявил он. Степановна - сухонькая старушка с приветливым живым взглядом - принялась хлопотать, ставя чайник на плиту. - «Это кто же так дом расписал?» - спросила Алина. - «Внучка наша, Любушка-голубушка постаралась. На художницу учится. Эдак на нашем доме руку набивает, а мы супротив ничего не имеем. Лишь бы ей на пользу, - засмеялся Иван Макарович. - Внуков-то у нас четверо будет, один правнук, да трое сыновей. Пособляют чем могут, просить не надо. Уж как мы с Аннушкой о доченьке мечтали, да не привелось… Бог не послал, видно, так ему угодно». 


Фото pixabay.com

Дед достал с этажерки старый альбом. «Вот познакомьтесь, это старшой, Михаил. Сызмальства к грамоте прилежание имел. Дались ему эти задачи… С книжками засыпал. Мы не препятствовали, работой особо не загружали. Кажному свое. Сами-то мы четыре класса имеем, вот и вся наука. А он у нас долго и упорно учился, тепереча в Москве других обучает в академии. Арсений, наш средний, подполковник запаса. Афган прошел. Чеченская тоже стороной не обошла. Ранения имеет. Наград поболе будет, чем у меня. Я ведь тоже не понаслышке знаю, что такое война. Вот они отметины-то, - он загнул брюки, показывая израненные ноги. - Помнится, пацаненком еще был, а имел тягу всех защищать. Правду ему подавай… Бывало, побитый приходил, но чтобы жаловаться? Ни-ни, не дождешься. Вот такой он у нас мужик, - сжав кулак, не без гордости продолжал дед. - Настоящий, не трус, в беде не оставит. Младшему-то, Сергуне  (показывая на белокурого юношу в тельняшке), техника далась. По сей день в деревне живет. Полон двор машин. Хозяйство у него большое. Ох, и трудяга у нас… ничего уж не скажешь. Бывало, мальцом убежит в совхозный гараж, и про учебу забудет. Кому деталь подать, где гайку прикрутить. Весь в мазуте, еле живой придет. Пожурим, бывало,  а сами радуемся – работяга растет!» 

- Помнишь, Ваня, как он у тебя «Восход», мотоциклет твой, по шурупам разобрал? - заговорила, смеясь, Анна Степановна. 

- Да разве ж забудешь такое… - усмехнулся дед. - Хотел, говорит, посмотреть, как и почему колеса крутятся, а сам-то был еще от горшка два вершка. Я ему тогда всыпал малость, так, для порядку, а потом вместе и собирали. Обсказал, как мог, про колеса-то. Так-то, деушка, недосуг нам было их воспитывать, от рассвету до закату в поле или на какой другой работе. Вот штука-то какая…

- Ты пей, пей чай-то с мятой да мелиссой со своего огороду. Да медком-то прихлебывай. Мед тоже свой. У сына пасека, - пододвигая ближе мед да печенье, засуетилась хозяйка. 

- Ты не подумай, что все у нас как по маслу было, - махнув рукой, продолжал Иван Иванович. - Помнится, мода такая была: отжинки, отсевки, любая работа за бутылку. Ну и стал я зачастую нетвердой походкой домой приходить. Аннушка первое время терпела, а потом, как отрезала. Выстроила сынов по лесенке передо мной и предупредила: «Не позволю, говорит, чтобы ты их на вино променял. Не одумаешься, заберу твоих кровинушек и на Родину махну, не увидишь боле». Она у меня с Вологодчины будет. С моих глаз как пелена спала. Слово дал сынам и жене боле зелье в рот не брать. До сих пор и держу слово-то. Да много сего по жизни было. Не все гладко да просто. Одно скажу, коли у детей да внуков ладится, и душа на покое. А со своей Аннушкой мы крепко друг к дружке прикипели, на всю жизнь получается. Вот так-то оно…

Алина не заметила, как пролетели два часа, а они все рассказывали. Про детство голодное, про трудные послевоенные годы, об увлечениях детей и внуков, наглядно показывая картины на стенах, вышивки, резьбу по дереву. О том, какие песни поют за общим большим столом – все то, что было для них дорого и ценно.

Алине было уютно и легко с этими скромными, умудренными жизнью простыми людьми. Она искренне сожалела, что у нее нет бабушки и дедушки.

Внук 

За окном послышался гул автомобиля. Анна Степановна всполошилась: «Внук, небось? Обещался картошку подполоть. Пойду встречу». В комнату вместе с ней, широко улыбаясь, вошел Марк! На минуту молодые остолбенели. «Алина?!» - ничего не понимая, он хотел заключить ее в объятия, но она, извинившись, попрощалась и спешно выбежала на улицу, оставив ничего не понимающих стариков в полном замешательстве. Марк догнал ее и попросил объясниться. 

- Где твой телефон? - небрежно бросила она, отталкивая его. 

- На работе вчера забыл. Сегодня у меня отгул, решил помочь бабушке и потом заехать за ним. Ты звонила? - догадался он. 

- Миллион раз! - облегченно вздохнув и позволив себя обнять, улыбаясь ответила она.

Алина и Марк вместе пропалывали картошку, смеясь и подшучивая друг над другом. Они были счастливы, мечтая, что когда-нибудь у них тоже возьмут интервью. Может быть, лет так через 65. А почему бы и нет?


Фото chedonna.it

Галина Паткова, Свердловская обл.

Здесь можно подписаться на газету Бабье царство

Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.



Читайте также