Как соседская девчонка счастье в дом принесла

6299
5 минут
Как соседская девчонка счастье в дом принесла Фото bidista.com
Дети, дети – счастье наше и радость, миллион огорчений, тысячи забот. Нет в мире никого дороже вас, все к вашим ногам: молодость, здоровье. А когда вырастаете, становитесь незнакомыми, почти чужими. И вечный вопрос: «Где мои сладкие, дорогие детки, которых холила, нежила, ночей не спала?» Рядом взрослые люди, отдаленно похожие на тех любимых и неповторимых детишек, ищешь, внимательно ищешь сходство. Хоть и знаешь наперечет все родинки, пятнашки родимые. Наверное, все закономерно, а осознавать тяжело.

Мария вырастила двух дочерей и сына. Конечно, бабушки помогали. Муж работал день и ночь, то страда, то посевная, детей редко видел, но благополучие в дом нес. Бывало, улыбнется:
- Ну, мать, постарались мы с тобой на славу! Смотри, каких детей народили!

А у нее сердце затрепещет пойманным воробьем. Рада, оценил отец. 
Сама Мария в столовой работала, если бы не бабушки-дедушки, разве бы справлялась?! Скота полон двор, птицы тьма, а еще огород под мелочь, поле картофельное. Зато детки одеты, обуты, другим на зависть.

Таенка – чистая душа

Годы вершили свое темное дело, постепенно забирая по одному дорогих людей: мать, отца, свекра, и до мужа добрались. Почти не болел, а сгорел. Сын к тому времени в армии служил. Дочки в городе гнезда свили. Осталась Мария одна, хоть волком вой. Да прибилась к ней соседская девчонка. Тихая, серенькая мышка. Родители забулдыги, дочери места в доме мало. Прибежит к тете Маше, а та и рада, живой человечек рядом. Вещички с дочерей ей отдаст. В баню вместе сходят. 

Таенка – слушатель благодарный. Мария ей про жизнь, про заботы. А та глаза распахнет, рот откроет, а потом подойдет, руками обхватит, в плечи уткнется, приласкает ее Мария.
- Ишь ты, чистая душа!


Фото bidista.com

Учит девчонку пироги печь, пельмени ляпать. Тая шустрая, полы сполоснет, огород прополет. Родители и грозятся, и матерятся - не идет домой девчонка. Когда за этих алкашей опека взялась, хотели Таиску в детдом забрать. Мария вступилась, опекуном у девчонки стала. Куда ей по приютам с такой-то душонкой, пропадет. А родители по пьянке сгорели и дом сгорел. Ладно хоть девчонка с ними не жила. А уж шестнадцатый год Таисье-то пошел. Совхоз выделил ей благоустроенную квартиру. Не больно кто из деревенских в благоустройство это идет, все на земле стараются жилье получить. 

Окончила Тая восьмилетку, Мария к себе в столовую взяла. Девчонка рукастая, быстро все схватывает и молчаливая. Сплетен не носит. Потом, конечно, замуж вышла, дочь, свое подобие, родила. А к Марии так и бегает. Родные дочери лишний раз письма не напишут, а эта все тут. Юра, сын, из армии вернулся, вертихвостку деревенскую замуж взял. Что Мария ему не говорила, все попусту. Старшая дочь Марина в Германию с мужем уехали. Вот в их квартиру молодожены и въехали. Бывала Мария в гостях у них, аж три раза. Ничего хорошего. Дома грязно, зато сношенка при прическе, с маникюром.
- Юра, дай! Юра, подай!..

Где-то на складах работает. А Юра шофер, в дальние рейсы уезжает. Так Дашка и дите заводить не хочет, как она одна – не справится! А может, оно так-то и лучше. Ирина, дочь, даже говорить на эту тему не хочет: «Какой ей ребенок! Эта кобыляка, Юра уедет, а она хвост трубой. А Юра, как слепой, не видит ничего».

У нее, Ирины-то, все ладненько: дом, дача, машина, гараж, двое детей. Муж начальник и сама властная такая. Ну, да Бог с ними, лишь бы жили.

Не было бы счастья…

С Юрой беда приключилась в дороге, в аварию страшную попал. Остался без ног. Поездила Мария к сыну в больницу, жене недосуг, сестре некогда. Жена еще свекрови выдала:
- Мне этот обрубок ни к чему, я еще молодая. У меня и человек есть, уйду к нему, освобожу квартиру, а вы как хотите.
Как хочешь? Да волком выть хочется!

Юру из больницы в ортопедическое предприятие перевели, на протезирование. Мария с Таисьей разговаривают:
- Ты, баба Маша, не плачь, и без ног люди живут, - Тая успокаивает. – Ну, а Дашка на вшивость проверилась. Домой, баба Маша, Юру вези, дома и стены лечат.

Хорошая она, Таенка, саму-то мужик с дитем на руках бросил, а она ее беду разруливает. Зять, муж Ирины, привез Юру к матери, ключи от квартиры Марининой забрал, у самих дочь на выданье, ремонт надо делать, молодым будет где жить.

Жалеет Мария сына, а вида не показывает, надо все пережить. На протезах-то ходит, но тяжеленько. Группу инвалидности вторую дали. Молчит Юра, а сам все работу ищет. Что можно, перечинил, что сумел – подправил. Дочка Таискина Аленка по пятам за ним ходит, и нашли ведь общий язык. Юра Аленке кукол рисует, а она хохочет, колокольчиком разливается. В садик увести трудно, кричит, с Юрой хочу. А тут глядит Мария: Таенка с Юрой все уединяются, а Тайкины-то глаза счастливые, и сама аж светится. Дело-то молодое. Когда объявили матери, что сходятся, Мария заплакала:
- Бог с вами, детки, вам хорошо и мне радость! Вот и стала ты, Таисья, мне дочкой, а ведь заслужила, и внучка у меня теперь Аленушка. Может, Бог и внука пошлет.

- Обязательно, - хохочет Юра. – Мы уж постараемся.
Вот она, какая радость - от беды избавиться. Развод с Дарьей Юра оформил, с Таенкой расписался. А куда тянуть? Живот-то у снохи почти нос достает, никак двойня будет. Впереди приятные заботы. Им всем хорошо, хорошо вместе. Дарья приезжала, плакала, прощения просила. Да разве Юра простит?!


Фото bidista.com

Елена Дуденкова 

Здесь можно подписаться на газету Ах, тёща моя

Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.








Читайте также