И позвала Степановна первого мужа в свой дом…

9090
4 минуты
И позвала Степановна первого мужа в свой дом… Фото pixabay.com
Жизнь – она как ручей, гремучий да скорый, и когда утекла? Куда убежала? Бывало, отпуск ждешь - не дождешься, то до зарплаты время черепахой ползет. 

А вот уже и закат наметился, осталось и жить-то всего ничего. Дети повырастали, отошли. Муж ушел, все дела переделав. Родные один по одному тоже отошли в мир иной. Осталась Степановна одна. Степановной-то ее смолоду звали, больно строгим бригадиром была, а муж дома все ее Степанидушка, да Стеня. Добрый мужик был, хороший, Бог ей мужа-то дал! Больно с первым намыкалась, вот Всевышний смилостивился, и второго дал. А Иван ее Буян, по стране поскакал, с одной стройки на другую. Там женится, там подженится, да что-то быстренько бабенки ему расчет дают. Никто терпеть не хочет. Правда, дочерям своим помогал, деньги слал, иногда посылки. А замуж пошли, - так ведь и на свадьбы прискакал, одной машину, второй машину. А сам уж истрепанный весь, годики измотали, да жизнь неправедная. Подошел так-то к ней, на свадьбе у Веры, старшей дочери.

- А ты, - говорит, - Степанида, чего не стареешь?! Все в одной поре или заговоренная?
- Муж бережет, любовь его охраняет, - Степановна отвечает.

А и правда любил ее Михаил, и на руках нашивал, видать, заслужила. А она уже на четвертом десятке сына Михаилу родила. От первой-то жены у него детей не было. А тут вот на тебе подарок. Да Алексей-то вылитый отец, как картину списали. Характером крутенек – «Стешина порода». Так вот и жили, добро, хорошо. Дом – полная чаша, скота – полный двор. Детей растили. Михаил девчат любил.

Думала Степановна, век так проживет. Да ушел Михаил, скрутило за три месяца, рак какой-то привязался. В пятьдесят лет такой «дуб» свалился. Ой, и погоревала Степановна. Дочери в городе замужем, сынок еще подросток. Похудела, почернела, свет белый не мил. Даже руки на себя наложить хотела. Да перед Рождеством бабка Катерина ей явилась, то ли явь, то ли сон: «Ты, девка, чего Бога гневишь? Чего Михаилу покоя не даешь? Неправильно так-то. Он из-за тебя тоже не спокоен. Отпусти мужика-то. Там, где он, времени нет, дождется тебя. А ты о сыне подумай, не осироти парня...»

Степанида все обдумала, передумала и успокоилась понемногу. Внучата на каникулы приезжают. Алешу в армию отправила. 

Дочери одна перед другой ее в город заманивают, а чего она там не видела? Пыль эту глотать да в скворечнях ихних тосковать! То ли дело у нее в деревне: луга заливные, рощи соловьиные, а люди-то все свои. Нет уж, доживать тут надо.

Скотину держать уже тяжко, вот только куры, коза Машка, кот Вася, пес Барбос. И с ними дел много. Алеша остался после армии на кораблях служить. Где-то женился, где-то сын у него Миша растет. Бывают в отпуск. А что парню в деревне-то делать? Глохнет, умирает родная деревня, разоряют ее. Ну, на ее-то, Степановны век хватит. А детям, внукам этого не надо, городские они. Приезжают к ней картошку посадить да грибов, ягод собрать.

- Ох! – говорят, - мама, да у тебя тут рай, никаких курортов не надо, а воздух, а вода!
- Ну, так и переезжайте ко мне, вместе в раю жить будем!
- Ну, может, на пенсию пойдем и переедем, - смеются.
Не переедут. К благоустройству привыкли, - горестно думает Степановна.

Ивана вот в деревню сестры привезли, больной весь, через раз и дышит. Пошла Степановна проведать бывшего мужа. Плох Иван, сразу видно, а сестры старенькие, за самими уход нужен.

- А пойдем-ко, Иван, домой, дом-то твой, сам строил, я сестер твоих помоложе, буду за тобой присматривать, - ласково ему Степановна говорит.

А Иван аж духом воспрял, сестры плачут, но помогли до дома довести.
- А чего ж ты один, вроде жен полно было? – спрашивает Степановна.

- Были деньги - жены были, денег не стало - и жен не стало, - грустно шутит Иван. – А ты вот хорошая была жена, чего я дурил? Да это все характер твой упрямый, не подчинишься, не поддашься, норовистая такая, да и я не лучше, вот и сорвало меня с насиженного места, сколько раз хотел вернуться, гордость мешала, а там написали, что замуж ты вышла за другого, я и закуролесил…

- Ну, теперь-то уж незачем перебирать – кто прав, кто виноват. Жить да выживать надо, - остановила Ивана Степанида.

А ведь лучше стало, два человека – не один. Вместе телевизор смотрят, в карты с соседками играют. Пьет Иван молоко козье, яйца свежие ест, прямо на поправку пошел. Степановна суетится: «забот полон рот». Чего теперь перебирать, правых-виноватых искать, отпустил Господь времечко пожить, подумать, покаяться. Хорошее время-то, только помедленнее, только бы неспешнее. Воздухом этим надышаться. С того-то света еще никто не вернулся, а на этом свете больно уж хорошо. Прибило время друг к другу два одиночества, чтоб полегче было обоим. Ценить надо.

Елена Дуденкова

Здесь можно подписаться на газету Пенсионерочка
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Читайте также