Я стояла рядом с Гагариным целых двадцать минут!

3434
4 минуты
Я стояла рядом с Гагариным целых двадцать минут! Фото silamira.ru
Мы росли с именем Гагарина, мы им гордились, мы им восхищались, мы хотели быть такими, как он – Юрий Алексеевич Гагарин, первый космонавт.

Тот день, когда он сказал свое знаменитое «Поехали», я помню – отложились в памяти то ликование, тот всеобщий восторг, которым были охвачены все – от мала до велика. Мы, возбужденные, бежали по улицам поселка – по этому случаю нас отпустили домой, но радовались мы не этому обстоятельству, а тому, что советский человек полетел в космос! Когда об этом вспоминаю, у меня до сих пор мурашки по телу – от счастья какого-то, от радости, необыкновенного чувства внутреннего полета – будто все мы тоже причастны к этому знаменательному событию, и тоже туда летали. Может, это чувство и есть патриотизм?

Потом мы разглядывали фотографию космонавта: посмотрите, на всех снимках у него искренняя, доброжелательная улыбка (это вам не голливудская маска!). Всего только одна фотография притягивала к себе, и у многих эти газетные снимки были вырезаны – я сама носила ее в учебнике. Нам всем поголовно хотелось походить на этого человека – даже по этим черно-белым снимкам угадывалось, какой это устремленный, смелый, волевой человек. Сейчас дети не мечтают стать космонавтами, понимают, что это очень тяжелая, полная самоотдачи, работа. А мы – мечтали!

Счастливый случай
Мне повезло в жизни, очень повезло: рядом с Юрием Алексеевичем я целых 20 (а, может, и больше) минут стояла – одеревеневшая от страха, онемевшая от счастья. Произошло это в «Артеке» – попала я туда как раз в смену, когда отмечали 40-летие Всесоюзного пионерского лагеря. Конечно, были всяческие мероприятия, приуроченные к этой дате, знаменитые гости. Наш отряд участвовал в смотре песни и строя. Да вот надо же такому было случиться, что я подвернула ногу – естественно, могла сбить своей приплясывающей походкой всех. И тогда вожатые (ведь они несли ответственность за каждого из нас) отвели меня на главную трибуну и поставили рядом с гостями. Как тут было не потерять дар речи: рядом-то я оказалась с маленькой, худенькой женщиной – позднее выяснилось, что то была Александра Пахмутова – и с тем человеком, снимок которого я долгое время таскала в портфеле – Юрий! Алексеевич! Гагарин!..

Свое состояние мне описать трудно – я просто, не шевелясь, и, кажется, даже не моргая, стояла рядом с великим человеком. Наверное, и дышала через раз – настолько меня это потрясло тогда. Помню, ребята потом отчаянно завидовали мне и даже уличали, мол, специально ногу подвернула. Но разве я могла предвидеть, что буду стоять рядом с Гагариным? А еще укоряли, что не взяла автографа. Да, не взяла, но этот автограф взяло мое сердце.

Улыбка Гагарина
Уже став взрослой тетенькой, всегда все, что касалось первого космонавта, жадно прочитывала: было такое чувство, что какая-то невидимая ниточка привязала меня к нему. Когда Гагарин погиб, я очень плакала – казалось, что потеряла очень близкого человека. Помню, как-то была на курсах повышения квалификации, и лекции у нас по психологии читал известный московский психолог. Она многое говорила о том, что дети любят улыбчивых людей, но важно, чтобы улыбка была искренней. И в качестве примера наглядно проанализировала улыбку Юрия Гагарина, обратив внимание на следующие моменты: если у человека улыбка от души, искренняя, то у него вокруг глаз – морщинки, их еще называют «гусиные лапки». Именно такая она у Гагарина, у него лицо очень открытое, нет челки, которая бы глаза закрывала, прямой взгляд. Вот почему к нему, даже к его фотографиям, так тянулись люди. Наверняка именно внешность этого человека, кроме профессиональных умений, сыграла важную роль, и он был выбран первым космонавтом. Он свою улыбку дарил всем и каждому вокруг, она была широкой, щедрой, счастливой. Своей улыбкой он «заразил» советских людей, вселил в них желание быть целеустремленными, патриотичными. И с этим разве можно не согласиться? И забыть то счастливое мгновение, ту радость, которой одарила меня судьба? Нет, это будет жить в моем сердце всегда.

Кстати, уже в 90-е годы узнала, что Юрий Алексеевич очень уважительно относился к религии, к чувствам верующих и очень расстраивался, что ему приписали фразу: «Был в космосе, но Бога там не видел», потому что никогда таких слов не говорил. Есть даже такой факт, что в свой 30-летний юбилей он побывал в Троице-Сергиевой лавре и там увидел макет храма Христа Спасителя (а он уже был разрушен большевиками). Видимо, его это очень тронуло, потому как впоследствии он выступал на заседании пленума ЦК КПСС и предлагал восстановить этот храм. Говорят, все члены ЦК были в шоке от его предложения и «простили» ему такие речи только потому, что Гагарин – первый космонавт, лицо Советского Союза.

И это только малые крупинки того, что я знаю об этом замечательном человеке, которым по праву гордится наша страна до сих пор. Ведь он был первым! И это имя – Юрий Гагарин сохранится в веках и в моем сердце тоже.

Н. Третьякова

Здесь можно подписаться на газету Деревенские истории






Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.