«Беременные комсомолки» в новогоднюю ночь

13786
8 минут
«Беременные комсомолки» в новогоднюю ночь Поём! С гитарой Володя Холзаков. Фото из архива автора
Однажды сентябрьским вечером 199… года мы, молодые инженерши одного из крупных северных заводов, оторвались от семей, оставили малышню с мужьями и сели поболтать о том, как скучно мы живём, закосневая в быту и пелёнках. Долго ли, коротко ли болтали, только в ходе всяко-разного дамского трёпа родилась идея: «А не устроить ли нам новогодний вечер нашей конструкторской конторы!». Ведь все мы во времена студенческие были заводилами, творческими единицами и, как говорится, комсомолками, спортсменками, умницами! Ну и без ложной скромности просто красавицами. 

Сказано - сделано! Наши дорогие мужья были на нашей стороне и бодро согласились по вечерам оставаться с детьми. «Не часто, - сказали они, - но ради такого дела мы готовы». Сели мы и живо накатали сценарий про олимпийских богов и богинь, естественно, конструкторско-технологического направления. Нашли кучу единомышленников, музыкантов и прочего околосценического нужного народа. И дело пошло. Вечер удался на славу. Мы, инициаторы, были обласканы руководством и коллегами. Нам понравилось и захотелось дело расширить! Выйти из чисто заводского круга. На волю, в город!

«Партия Ленина, Партия Танина» и «Любимовские»


И пригласили мы на наши поначалу узкие вечера отличную творческую компанию друзей моей сестры Лены Ладыженской. Потом бывших (хотя бывших артистов не бывает!) самодеятельных артистов нашего втузовского театра миниатюр - моих старых друзей с превосходными сценаристками Олей Ярышевой и и Ириной Спиридоновой. Это объединение дало новый толчок нашим новогодним праздникам. Здоровая творческая конкуренция - это страшная сила! Как потом пели «любимовские» на одном из вечеров (так в нашей компании называли мы наших друзей), «Партия Ленина, партия Танина нас к торжеству наших планов ведёт!»

Подготовка к вечерам начиналась ранней осенью. 
Примерно в сентябре придумывалась тема. За десять с небольшим лет существования наших вечеров каких только тем не было: «Кинопанорама», «Комсомольское собрание», «Карнавал», «Светский бал», «Литературная гостиная», «Цирк», «Дружба народов», «Древняя Греция» и много чего ещё.

О, вспомнила даже древнегреческие страдания: 
Полюбила я Эдипа, 
а Эдип сказал: «Иди ты!» 
Вот какой противный тип, 
этот самый царь Эдип!

В карнавальных костюмах были на наших праздниках все без исключения. Какое же это было красочное зрелище, когда мы друг за другом входили в нарядный зал, щеголяя нашими нехитрыми костюмами!

Кто-то из нашей большой компании готовил внешнее оформление залов. Гуляли мы, как правило, в арендованных кафе и столовых («офицерская» столовая на ул. К. Маркса, ДИТР Севмаша, уютные залы во втузовском комплексе и др.), кто-то отвечал за все финансово-организационные вопросы, кто-то заказывал меню. Но практически все мы, а это около 50 человек, были артистами, готовили свои номера и репетировали начиная с конца сентября. Каждая компания находила места для репетиций самостоятельно, поскольку готовили всё в строгой тайне от остальных. Где репетировали? Когда где. Иногда дома, иногда у кого-то на работе, когда все сотрудники расходились по домам, например, в детском саду (там тоже работали «наши люди»), в рабочих помещениях, актовых залах. Одним словом, кто что отыщет.

Репетиция - любовь моя!

Именно эти годы, годы репетиций были порой лучше самого праздника, они-то и объединили нас как никогда. Хохот, веселье, музыка, накрытый стол ( кто что принесёт), полёт творческой мысли, и настоящие «любовь и дружество». Атмосферу тех давних встреч не передать никакими словами!

В одном углу играли на гитаре и пели, в другом наша балерина Галочка Короткова отрабатывала движения канкана с неуклюжими мужьями, в третьем правили сценарий и учили текст, споря до хрипоты, в четвёртом собирали и считали деньги. Ведь участвовали мы в этом уже семьями.

Те, кто приходил к нам вновь, чаще всего больше не уходили, так затягивала всех наша прекрасная жизнь.
Из этих дней сохранилась чудная история, рассказанная нашей подругой Люсей Грызловой. Однажды она, в те годы очень красивая молодая женщина, опаздывая на репетицию, поймала такси и попросила водителя поторопиться. Молодой таксист, заглядевшись на Люсю, спросил, куда торопится такая красавица. Красавица ответила: «На репетицию новогоднего вечера». Стоит отметить, что на дворе стоял сентябрь. Таксист ухмыльнулся понятливо: «Ты и мужу так сказала?! И он, дурак, поверил? Ну ты молодец, девка! Меня бы жена так не провела!» И всю оставшуюся дорогу таксист похохатывал: «Во даёт, новогодний вечер!» А Люся никого и не собиралась обманывать, она сказала чистую правду.

Больше десяти лет отмечали мы Новый год с друзьями в прекрасной компании единомышленников. Надо заметить, что наши праздники приходились всегда на последнюю субботу декабря, саму новогоднюю ночь все мы отмечали со своими семьями. Традицией стали у нас в зимние каникулы и просмотры фильмов, снятых на вечере, когда снова и снова можно было смотреть, вспоминать и радоваться жизни!

Sic tranzit gloria mundi (так проходит земная слава)

О наших вечерах стало известно в городе. Знакомые мои врачи из первой городской поликлиники, посмотрев наши фильмы, загорелись и стали проводить в больнице такие же новогодние вечера. То там, то здесь слышали мы: «Это у вас такие классные вечера проходят? Нам приятель показывал, как у вас здорово там! А как к вам попасть?» Наши вечера становились знаменитыми, про нас рассказывали друг другу, у нас мечтали побывать. И мы старались, горели, придумывали, репетировали ещё несколько славных лет. Фантазия не иссякала долго.

…А потом, после десятого или одиннадцатого вечера, как-то поначалу незаметно, а потом всё острее и острее мы стали чувствовать потери. Уехали в Америку на ПМЖ наши друзья Ирина и Саша Горбиковы. Потом стали разъезжаться по стране другие наши участники. В Питер, в Москву, в другие города и веси. Последний наш общий вечер был уже совсем другим.
Увы, всё проходит… Я хорошо помню своё ощущение от этого последнего вечера. Было больше грустно, чем весело, натянутые улыбки, привычное братание, как-то всё было и так, и не так. Тем не менее номера каждой компании были, как всегда, тщательно отрепетированы, всё шло как по маслу. Друзья по-прежнему смеялись, аплодировали, пили вино и пели песни, но все понимали, что это последний вечер. Больше мы в прежнем составе уже не собирались. Снова потихоньку все разбрелись по своим компаниям, которые очень изменились за эти годы. Конечно, некоторыми активными участниками предпринимались попытки реанимировать наши вечера. 

Одна из компаний во главе с супругами Людмилой и Сашей Клевакичевыми не захотела оставлять это хорошее дело и начала проводить свои праздники. Хорошие у них получились вечера! Успешные, красивые, ­талантливые. С другими людьми и другими подходами. Они молодцы, дай бог им продолжать эту традицию и дальше.

Моя сестра Лена возродила такие вечера на своей работе в ПКБ Севмаша, и они пользуются по сей день заслуженным успехом. Кстати, с 60-х годов за конструкторами Севмаша закрепилась слава организаторов самых веселых и пользующихся огромной популярностью в городе новогодних вечеров. Технологи севмашевские, оговорюсь, были не хуже и конструкторам в талантах никогда не уступали. Но это, как говорится в популярной телепередаче, совсем другая история.

Память сердца

Все наши новогодние праздники мы снимали на видеокамеру, работал над фильмами чаще всего наш друг Миша Соберг, опытный кино­оператор. Позже все фильмы были записаны на диски, которые и по сей день хранятся у многих наших дома как свидетельство счастливых дней. Сядешь, бывало, у компьютера и снова увидишь зажигательные танцы «Акапулько», и мужской канкан, уморительный номер «Глеб Жеглов и Володя Шарапов», хор с песней «Виновата ли я», развесёлых «Беременных комсомолок», «Вручение Оскара в год Собаки», «Волшебную сказку про снежных баб и принца Аркадия» под чудную песню Уитни Хьюстон «I always love you». Снова увидишь лучших наших артистов - Сашу Кузнецова в роли Ленина, артистичную Людмилу Любимову, Лену Ладыженскую в детской ванночке, моего мужа Петра в роли Элис, принца Аркадия Артамонова, ну и, конечно, нашу группу беременных комсомолок, марширующих под ритмичный стишок: «Ты со мной не заигрывай, не сули ничего, бабы теперь что тигры, ты со мной не того!»

…И конечно, нельзя забыть наших великолепных «звёзд»: остроумнейшего Гарика Климова в неизменном белоснежном исподнем и красавца Юрку Басина с дворницкой метлой (светлая им обоим память…). И защемит снова в груди от радостных воспоминаний, и улыбка сквозь слёзы мелькнёт и растает. Растает, как то прекрасное время, которое у нас было, время, когда мы были молоды, здоровы. И право слово, дураки, мы не всегда понимали тогда, какими же мы были счастливыми…


Наши снежные бабы на сцене ДК Ленкома. Фото из архива автора






Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.