Тихая любовь

6909
4 минуты
Тихая любовь Фото pixabay.com
Чем дальше и стремительней летит наш век, чем старше мы становимся, чем больше злобы и негатива в этом мире, тем чаще думается о любви. Не об этой – громкой, напоказ, что со всех страниц и экранов, а о тихой, трепетной, верной, что потихоньку уходит от этого суетного мира.

Я почему-то вспоминаю о любви генерала Петра Петровича Ланского к Наталье Николаевне Пушкиной. Он любил ее «издали», пока она была замужем за Александром Сергеевичем, и сделал предложение спустя семь лет после смерти поэта. Наталья Николаевна ушла в мир иной намного раньше его, и Петр Петрович, просыпаясь по утрам, говорил: «Ну вот, я еще ближе к моей голубушке. Скорее бы ее увидеть».

Точно так же говорил мой свекор Виктор Донатович Платонов: моя свекровь Анна Антоновна умерла первой. У них была обычная крестьянская семья, он прошел всю войну, вернулся с больными ногами. Четверо детей родились до войны, еще четверо – после, семь сыновей и одна доченька. 

В поселке Двинка, где они жили, находилась небольшая лыжная фабрика – вот тут работал и глава семьи, и его жена. А помимо этого большое хозяйство, огород, пасека – прорва работы, но трудились без суеты, дружно, каждый знал свое дело.

Вот я прихожу знакомиться с родителями будущего мужа. Сидим за столом, разговариваем, пьем чай, и свекор с улыбкой говорит мне: «Невестка, а ты заметила, какие у моей жены красивые волосы?» Я отвечаю: «Конечно, очень красивые», - а сама от волнения ничего не заметила, но подумала: «Мне бы так прожить…»

Первое время после свадьбы я жила в доме мужа (квартира для нас еще не освободилась). Как-то знакомая сказала мне: «Дорогая моя, я тебе сочувствую». «А в чем дело?» - спрашиваю. «Ну как же, твоя свекровь рассказывает, что ты встаешь чуть свет, бежишь в стайку, доишь коров, даешь корм свиньям и овцам, а потом еще и печку топишь». Я опешила, не знаю, что и сказать: «Печку топит сам Виктор Донатович, мужа часто нет, он на фабрике посменно, а все мои попытки хоть что-то сделать «натыкаются» на сопротивление моей новой мамы. Она не допускает меня к тяжелым работам, говорит: «Ты приглядывайся, что и как я делаю, сама-то не встревай, успеешь, у тебя все впереди: и работа с утра до вечера, и бессонные ночи с детьми».

Ни одну невестку Анна Антоновна не похаяла, у нее все хорошие (а мы такие разные!). Вот у нас появились первенцы – двойняшки, муж на работе, а я вся в делах. Как меня учили в роддоме: чуть-чуть капелька – и уже стирать, сушить, гладить, чуть пискнул – сразу на руки и успокаивать и т.д. Свекровь поглядела на мою «быструю» жизнь и говорит: «Вижу я, что решила ты быстрей уйти на тот свет. Мужику что – он другую найдет, а вот ты скоро согнешься в дугу». И давай меня учить, как обойтись «малой кровью», когда дети в люльке.

А вот Анна Антоновна зашла к нам, когда мы с мужем решали какой-то вопрос. Характер у меня был шустрый, мне надо всё решить сейчас, немедля. Муж часто говорил мне: «Вот ты сама нарываешься, выпрашиваешь, останови свои быстрые мысли». Тогда он не удержался и прикрикнул на меня. Мать его осадила: «Никогда не кричи на жену, женщинам и так трудно живется, ты когда-нибудь слышал, чтобы ваш отец на меня кричал? Никогда. С тобой говорит твоя жена, а ты слушай, уши у тебя есть. Потом скажешь что-нибудь». И в дальнейшей нашей жизни, если я «заводилась», муж говорил: «Пойду-ка я на рыбалку, чую, клёв сегодня хороший». А спустя какое-то время мысли мои «пришли в порядок».

Много лет назад (матери уже не было в живых, а отец жил в семье младшего сына) я приехала навестить родню, поговорила с ними обо всем, а в заключение сказала так: «Не важно, сколько впереди лет жизни, но радостно то, что все давно на ногах и живут хорошо в семьях, как вы с матерью, дружно, о вас помнят. А Виктор Донатович сказал: «Как ушла моя Антоновна, так ничего и не радует. Пусто без нее. Утром просыпаюсь и думаю: вот еще поближе к ней, как же я хочу ее увидеть…»

А не так давно я со своими дочерьми и внуками съездила к родне в Двинку, а проездом была в городе Боготол, где проживают несколько семей Платоновых. Тут же по все родне распространилась весть: «Наша Алла с девочками приехала». Собрались – сколько разговоров, воспоминаний, песен, слез… Как хорошо быть в кругу такой огромной семьи! Люди сейчас так одиноки. Мне вспомнились строчки Булата Окуджавы: «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке».

Алла Платонова, Красноярский край

Здесь можно подписаться на газету Пенсионерская правда
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.