Есть на Валдае Долгие Бороды

3339
4 минуты
Есть на Валдае Долгие Бороды Фото из архива газеты Пенсионерская правда
Уважаемая редакция, в одном из номеров пенсионерских газет вы обращались к читателям с просьбой писать о памятных местах своего края.  И я решила рассказать о новгородской деревне с удивительным названием Долгие Бороды.  

Между прочим, у нас на Новгородчине много русских деревень с не менее удивительными, чем эта, названиями. Например,  ласковыми и нежными – Миронушка, Осинушка, грозными и суровыми –     Градобитии и Злодари, сказочными и дремучими – Шумилов Бор, Мокрый Остров, и вот с этим – вышеназванным.

Деревня Долгие Бороды приютилась на высоком восточном берегу Валдайского озера. Вокруг, куда ни глянешь, сосновые и еловые боры, пашни, луга. В тридцатых годах ХХ века в ней проживало более 400 семей, и в каждой было не по одному ребёнку и большое подворье: корова, козы, овцы, птица. 

В настоящее время  постоянных жителей здесь всего несколько, а домов – пятьдесят, иным  из которых более ста лет. Этих долгожителей пощадил даже  самый страшный пожар, случившийся жарким  августовским днём в предвоенном году. Зимой в деревне затишье, оживает она летом, когда приезжают дачники. Был среди них и известный кинорежиссёр (светлая ему память) Эльдар Рязанов.

История Долгих Бород насчитывает более пяти веков, как и многих других поселений, появившихся в конце ХV века – со времени строительства первого государственного тракта.  Живописные пейзажи, прозрачные реки и озёра, богатые рыбой, дремучие леса, изобилующие грибами и ягодами, умеренный климат, чистый воздух – всё это манило людей, и они заселяли  здешние земли.

Заселяли земли и на восточном берегу Валдайского озера. Деревня называлась то Долгие Боры, то Долгие Броды, то Долгие Бороды.  Но окончательно закрепилось  это последнее название.  И будто бы связано оно  с реформами  Петра Алексеевича Романова, Петра Первого – Великого. 

До Петра Русь была непроходимо «бородатой» страной. У всех – от наипервейшего боярина до последнего конюха – были борода и волос длинен. Бояре и холопы свои бороды любили и холили, считали их украшением своим. 

В начале  XVIII века Пётр часто разъезжал по России, несколько раз он останавливался и на Валдае – в Иверском монастыре. Любил  путешествовать в другие  страны. Многие обычаи, привычки, манеры  показались ему достойными подражания. 

Пётр считал русскую одежду – кафтан – не очень удобной; а бороды особенно раздражали его. И вышел царский указ – бороды сбрить!  Что тут началось. Бояре и холопы бросались в ноги царю и его наместникам: «Не срами, государь. Не губи». Но царские слуги были неумолимы. Слезами обливались потерпевшие.

И царь пошёл не уступки – ввёл налог на бороды. Все,  кто отказывался сбривать бороду, обязаны были платить налог – от 30 до 100 рублей в год. Это при том, что корова стоила чуть больше рубля.  Уплатившим на шею вешалась медаль, на одной стороне которой была изображена борода, а на другой – надпись «Деньги плачены».  

Но заканчивался год, и снова приходили сборщики налогов. Многие не выдерживали и сами сбривали бороды.  А были и такие, которые и бороды не сбривали, и налог не платили. Спасая своё «украшение», уезжали в далёкие края. Так якобы и появилась деревня со сказочным названием Долгие Бороды.

Эту деревеньку прославил на века известный  московский поэт, член редакции газеты  Северо-Западного фронта «За Родину», певец Новгородчины, почётный житель города Валдая  Михаил Львович Матусовский. В 1943 году он написал стихотворение:

«Вдалеке от большого города,
в стороне от больших дорог
жили-были на свете Бороды:
шесть избушек, одетых в мох.
Добрым людям и дальним странникам
здесь найдётся всегда приют.
Кровли крыты печатным пряником,
на окошках щеглы поют.
Здесь загадки могли загадывать –
хитроумнее не найти.
Здесь могли былины складывать,
словно невод ручной плести. 
Нынче в доме потёмки смутные,
и глядят на меня, темны,
позабытые пятиминутные
фотографии со стены.
На портретах стрелки и конники,
лесорубы и рыбаки,
новобрачные и покойники,
молодые и старики.
Здесь своё детство начали
люди, паруса и весла,
и рыбачили, и батрачили,
и ходили на промысла. 
В трудной битве за дело кровное,
под ударами всех невзгод,
не иссякла их родословная
и не кончился славный род.
Мы стоим пред чужими бедами,
мы склоняемся в забытьи
перед повестью нам неведомой
жившей некогда здесь семьи».

Последние четыре строки посвящены  очень печальной  и грустной судьбе семьи ветерана войны и труда Е.И. Макаровой из деревни Долгие Бороды. Но это уже другая история.

Г.А. Зимина, Новгородская область, Валдайский  район

Здесь можно подписаться на газету Пенсионерская правда
Наш канал в Яндекс.Дзен. Подписывайтесь!



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.