Деревушка Орлово-Кукушкино

827
4 минуты
лес Фото povarenok.ru
Моя супруга Нина против этой поездки не возражала. Только попросила: «Если будет возможность, съезди в деревню, где жили твои родители, а сейчас живёт твой брат Леонид с женой».
Уладил я на работе дела, купил билеты, сел вечером в поезд – и вперёд, на восток. Под стук колёс крепко уснул и проснулся в семь утра –  во время стоянки поезда на границе Казахстана и России (станция Петропавловск). Пограничники и таможенники никаких претензий к моим документам не предъявили,  и я поехал дальше.
Замелькали знакомые названия: Мариановка, Москаленки, Лузино…
В Мариановке мы с будущей супругой Ниной покупали свадебные кольца. В Лузино жила моя тёща Полина. Хорошая была тёща: никогда не лезла к нам с Ниной со своими советами. Что бы между нами ни случалось, всегда говорила так: «Сами разберётесь».
Вот уже и станция Входная. До Омска осталось 15 километров. Проезжаем по мосту через Иртыш, и поезд медленно  подходит к вокзалу.  И тут в окно вагона увидел встречающих меня – дочь Надежду и внука Вовчика. Встретились, обнялись, расцеловались и поехали к ним на квартиру.
Еду и не узнаю город Омск – столько всего понастроено! С большим усилием начинаю вспоминать улицы, дома.  А вот и знакомая телевышка в Советском районе. Едем дальше – поворот, ещё поворот.  Ну вот наконец мы и дома – у дочери.

На следующий день  Надежда говорит мне: «Сегодня, папа, мы с тобой совершим экскурсию по Омску, чтобы ты вспомнил улицу, на которой вы с мамой  когда-то жили, и места, по которым ходили».
В Омск я приехал в 1976 году по распределению после окончания техникума.  Работал на ТЭЦ-3, жил в общежитии. Здесь и познакомился с будущей супругой Ниной, с которой уже пятый десяток лет живём душа в душу.
Погостив три дня в Омске, я уговорил дочку свозить меня в родительскую деревню, которая лежит в 150 километрах от Омска, в сторону Тюмени. Нас согласился сопровождать мой двоюродный брат Михаил.
И вот мы уже за городом. Едем в сторону районного центра – города Тюкалинска. Едем неспешно, хотя  дорога хорошая, асфальтированная, только малость узковатая. Проезжаем знакомые деревни Бекешево, Малиновку, а вот и поворот на нашу деревню Орлово-Кукушкино. Раньше к ней вёл большак (так называлась широкая ровная дорога), а сейчас – раздавленная, с водой и грязью колея. С грехом пополам преодолеваем эту колею.
Вот уже и деревня показалась. Не доезжая до неё метров двести, поворачиваем налево – к деревенскому погосту. Михаил ведёт меня по кладбищу. Вот могила бабушки Дарьи  (отцовой матери), вот могилы  дяди Феди и тёти Нюры (родителей Михаила), далее – других наших родственников. Помолчали, поклонились, помянули… И поехали в деревню.

Попросил дочку остановить машину возле дома дяди Феди.  Я приезжал к нему в 1995 году, тогда  ещё все были живы. Дядя с тётей мне так обрадовались, что, как говорится, не знали, чем угостить, в какой красный угол посадить.
Мы с Михаилом идём по улице дальше. Он показывает рукой то в одну сторону улицы, то в другую: вот здесь жили те, а вот здесь – эти… И наконец останавливается: «А вот здесь жили  баба Дарья с дочкой Шурой». Я сказал, что помню их. Помню, какими вкусными оладьями они всегда меня угощали. Идём дальше. Длина улицы полтора километра, а домов всего 22. Одни стоят с заколоченными окнами, другие, опустев, оседают и рушатся.
Прошу Михаила показать дом, где жили мои родители. Он кивает на заросший холмик: это всё, что осталось от дома. Постояли, помолчали… А вот за этим бугорком  мой дед держал гончарную мастерскую… Ну что ж, всему своё время.
И вот уже подходим к дому моего брата. У ворот нас встречает его супруга Полина, а Леонид ждёт гостей дома. Сколько же мы не виделись?  Двадцать четыре года! И они постарели – обоим уже по девятому десятку, и я уже не молод. Но Леонид с порога заявляет: «Я думал, приедет старик с бородой, а ты ещё хорошо выглядишь».  А потом были разговоры, воспоминания. И так  до самого вечера. С неспокойным чувством покидал я деревню. «Родная моя, деревенька-колхозница, смущённой улыбкой меня обожгла...»  – крутились в голове слова любимой песни.
Что же стало с тобой, Орлово-Кукушкино? Нет в моей деревушке  ни почты, ни магазина, ни клуба; не слышно в ней детских голосов. Здесь остались только старики, которым один раз в месяц их дети и внуки привозят из Омска продукты. Уйдут они в мир иной, и от деревушки даже названия не останется.

Владимир Леонтьевич Митин, Челябинская область, г. Пласт

Здесь можно подписаться на газету Пенсионерская правда. Я вам пишу



Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.