Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

«Тех, кто боялся, давно уже нет»

23.12.2017
Изменить размер шрифта
Вячеслав Войнов

Ликвидатор аварии на «Маяке» о роли страха в жизни человека.

Не получилось сразу рассказать об этой встрече. Случилась она 30 ноября, в День победы над Чернобылем - так говорят ликвидаторы про окончание полугодовой войны с реактором.

В тот день чернобыльцы встретились у памятного камня на ягринском берегу. Потом поехали в свой офис на Морском, 37. Офис – небольшая комната. Два стола по кабинетной традиции буквой Т, маленький диван. Поместились все. 

Всех было немного. Руководитель организации «Союз Чернобыль Архангельской области» Олег Прохоров вручил накопившиеся грамоты и благодарности активисткам Галине Ивановне Межеритской и Галине Николаевне Корелиной. Они вдовы, уже больше десяти лет живут с этим званием и с воспоминаниями, особенно важными вот в такие памятные дни. О том, как провожали мужей в командировку, как тяжело умирали их чернобыльцы. Конечно, больно, но никогда не откажут в рассказе – другие тоже должны знать.

А Вячеслав Алексеевич Войнов не уверен, что нужно рассказывать. Вернее, уверен, что я не пойму: «Неспециалист скажет: ну и что?» - это про 10 тысяч микрорентген, с которыми выходил из зоны. Ахнуть можно, если знать норму. Понять, конечно, не получится.

- Те, которые боялись, быстро заболевали и уходили.

- Значит, вы не боялись?

- Получается так, если прожил столько лет. Молодой был.

Авария в «почтовом ящике»
Атомная война Вячеслава Алексеевича случилась 60 лет назад, он ликвидатор аварии на ПО «Маяк». Не благодарное государство - наши чернобыльцы учредили памятный знак в честь той победы и теперь разыскивают оставшихся в живых.

- Я в Северодвинске никого не знаю. И в области тоже. 57 лет назад уехал оттуда, - после политехнического института Вячеслав Алексеевич работал в «почтовых ящиках». - Сначала под Томском, потом послали в Узбекистан. Там не понравилось, и я попросился куда угодно. Год до аварии отработал на «Маяке». Озеро Карачай. В его тёплой воде водились вот такие рыбы, – разводит по-рыбацки руки. - Всё росло быстро... Там взорвался могильник, техническая недоработка была. Многое можно вспомнить. Не хочу. Одно могу сказать – все, кто боялись, быстро ушли. 

- Но ведь, наверное, всех пугали мерами безопасности?

- Условные они были. Приходит дозиметрист и говорит: здесь можете находиться час, а вот там 20 минут. И кассеты нам давали. Про эти кассеты я солдатам расскажу, в моём подчинении были только солдаты, а они не дураки, кладут их туда, где можно только 20 минут находиться. Через неделю-две ребят этих убирали. А мы оставались. И ещё год после аварии я там работал.

«Здоровьем не хвалятся»
- Обидно, что мало кто знает о «Маяке»? И что власть не спешит вспомнить?

- Считаю, что всё в мире относительно, и наша жизнь тоже. Сейчас мне 81-й год идёт, не думал, что проживу столько.

Спешу Вячеславу Алексеевичу сказать, искренне, что выглядит он отлично, никак не на свой возраст, что многие бы позавидовали… Он меня тормозит: «Здоровьем не хвалятся. И не хают его». 

Спрашиваю про льготы. Удивляет: «Ни за чем не обращался. Не хочется унижаться, просить». И мы почти хором из всех присутствующих убеждаем, что нужно немедленно обратиться, там сейчас никакой бюрократии. А полагаются, подсказывают знающие, льготы по квартплате, на лекарства, лечение в санатории - не часто, но всё же. Вячеслав Алексеевич не спешит соглашаться. А заявление о вступлении в организацию «Союз Чернобыль» просит от его имени написать. Зрение упало в последнее время.

- Войнов. Фамилия у вас такая…

- Я и в оккупации был, под Ржевом.

Незабываемое
- Отец служил в ВМФ. Нас с мамой отправили в эвакуацию. Посадили в теплушки товарные, знаете, двухосные такие были. Едем. И обгоняет нас состав пассажирский.

Замелькали перед глазами маленького мальчика зелёные вагоны с окошками. Может, и взрослые подумали: вот кто-то же едет по-человечески, хотя и война. А тут самолёт… Разбомбил фашист зелёные вагоны с людьми. «Вдрызг», - говорит Вячеслав Алексеевич. Детская память жуткие подробности не затёрла.

- В Ржев фашист пришёл в сентябре. Помню военных в чёрных мундирах, с одним погоном. Не знаю, может, это каратели. Помню повешенных на берёзах женщину и двоих мужчин. И вот какая детская логика, подумал: мужчины без шапок, им холодно, а женщине ничего, она в платке.
За оккупацию потом пришлось отвечать перед всеми советскими анкетами. Неприятно, говорит. Но без последствий – допущен был в атомную промышленность.

- Вячеслав Алексеевич, вы про страх сказали, это ведь всего в жизни касается?

- Конечно. Он как заряд по телу проходит. Нельзя допускать.

Ольга ЛАРИОНОВА
Фото Владимира Ларионова
Фото

         
     
 

Система Orphus



Возрастное ограничение







 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube





Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий