Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Слеповы: как всё было на самом деле

03.12.2016
Изменить размер шрифта
Слеповы (слева направо): Александра Николаевна, Людмила, Елена, Евгений Васильевич

«Внукам и правнукам надо знать о жизни своих прародителей».

Фамилия Слеповых в Северодвинске известна многим. Евгений Васильевич Слепов был начальником 42-го цеха Севмаша, затем начальником комплексного отдела ГСПИ. Александра Николаевна Слепова была начальником бюро конструкторского отдела Севмаша. Недавно их дочь Людмила Ларинская передала в редакцию воспоминания Александры Николаевны, написанные ею в 2006 году.

Сегодня нет уже ни Евгения Васильевича, ни Александры Николаевны. Но остались для внуков, правнуков и для нас с вами эти бесхитростные свидетельства жизни хороших трудолюбивых людей. В них нет оценки событий, а только констатация фактов, строгая история нескольких поколений. Публикуем выдержки из этих воспоминаний
«Нам с Евгением исполнилось по 80. К юбилею в северодвинской газете была статья о нас. Статья разбередила воспоминания, и я задумалась о своих корнях. Известно, что каждое поколение поправляет историю под себя, потому я решила написать о том, как всё было на самом деле. Думаю, что внукам и правнукам надо знать о жизни своих прародителей».

Наши родители
Мои родители, Евсеевы, были середняками. Отец окончил три класса школы и трудиться начал рано. Зимой он выезжал на заработки в Нижний Новгород, и даже работал на Ленских золотых приисках. Потом стал председателем колхоза. Был репрессирован. После возвращения из лагеря в колхозе он не мог трудиться, работал заведующим складом. Мама в школе не училась, считалось, что девочке это ни к чему. Но позже она всё же одолела грамоту. А в конце жизни даже прочла «Анну Каренину». Всю жизнь мама трудилась, растила детей, а потом внуков.

У нас была изба, сложенная из кирпича, таких было не более пяти среди 400 дворов села. В доме - русская печка, кровать для супругов, дети спали на печке, на полатях и на полу. Чтобы кровать была для каждого члена семьи - это из сказки. Летом спали в сенях, кладовых или в амбаре.

Как во всех семьях того времени, всё у нас изготовлялось из домашнего сырья. Из льна и конопли ткали полотна на бельё, на одеяла. Из шкур выделывали кожи на одежду и обувь. Была, конечно, фабричная одежда и обувь, но стоила она дорого и была праздничной. Из овечьей шерсти делали валенки, чулки, онучи. Вся мебель - стол, лавки, кровати – тоже была самодельной. Освещение – керосиновая лампа. В сумерках свет не зажигали, сидели, беседовали, сказки рассказывали. Чтение не поощрялось - экономили керосин. Но программу школы дети знали наизусть.

Слеповы, родители Евгения, не были богатыми, но имели средства для обучения своих детей. Отец был фармацевтом, мама окончила акушерское училище. У неё был диплом повивальной бабки 2-й статьи. Работала она акушеркой и даже возглавляла врачебный участок. У Слеповых было покультурнее и детей было только двое. Знаю, что в их доме была приличная по тем временам библиотека – Достоевский, Чехов, Салтыков-Щедрин и даже Надсон».

Моя семья
После школы, которую я окончила с «золотым» аттестатом, я хотела пойти в сельхозинститут. Но, увы, дочь «врага народа» не могла стать студенткой этого вуза. А ещё отец сказал: «Только не медицинский!», ведь шла война и два брата моих были на фронте, причём один из них уже пропал без вести. Мне такой судьбы папа не хотел.
«Надо быть инженером, лучше всего горным», - так считал отец. Но поступила я в Горьковский индустриальный институт на кораблестроительный факультет. Почему, не припомню, может, сыграла роль паромная переправа через Волгу, не знаю...

С Евгением Слеповым я познакомилась в общежитии, наши комнаты были рядом. В институт мы поступили в 1943 году вместе, но со второго курса Женю призвали в армию. После войны он вернулся в институт. Шла война, но мы учились, сдавали экзамены. Стипендия была единственным источником существования. Как-то не сдала я технологию металлов и целый семестр была без стипендии. Выручала сдача крови, за это платили и кормили обедом, а ещё я торговала на проходной ГАЗа табаком-самосадом. Я окончила институт в 1949 году, а Евгений в 1951-м. До Молотовска я успела поработать по распределению инженером на Красноярской судоверфи.

Ко времени приезда в Молотовск мы с Евгением поженились. Он устроился на работу на завод №402 (ныне Севмаш) технологом в цех, получил комнату в доме коридорной системы. Поначалу жили мы в этой комнате с Николаем Григорьевичем Орловым и его женой Ниной Михайловной и подружились на долгие годы. Родственников в Молотовске у нас не было, но зато появились и остались на всю жизнь верные друзья.

Я стала работать в КО СМП. Жилось нам нелегко, зарплата была небольшая, только через полгода появилась десятипроцентная прибавка к зарплате. В 1952 году родилась наша первая дочка Лена, а через три года младшая – Люда.

Работа
В 1953 году мы с мужем были командированы в Ленинград на курсы повышения квалификации в ЛКИ, там мы изучали теорию и практику подводного судостроения. Ведь завод наш в это время переходил на строительство подводных лодок. Выучились и вернулись на завод. Муж был сначала мастером, потом сдаточным механиком. Работали мы оба много и с интересом. Евгений уходил на работу - дети спали, возвращался - уже спали. Работал он сдаточным механиком на первой, переданной из Ленинграда на достройку подводной лодке. Работал, не зная выходных, с 1955 по 1958 год, сдал три лодки с дизельными двигателями. Потом его перевели в 42-й цех сначала начальником позиции, постепенно он дорос до начальника цеха.

Отдых
Жизнь не только работа. Наши дочки приносили нам много радости, у нас были хорошие друзья. С ними мы отмечали все праздники. Любимым был день 8 Марта, когда мужья устраивали жёнам весёлые сюрпризы. Однажды 8 марта все мы получили повестки в милицию. Никто из нас не удивился, многим из-за общественной работы недосуг было заменить просроченные паспорта. Вот и пришли... А там наши мужья с подарками!

Часто катались семьями на лыжах, в День Победы ходили в ресторан. Это был настоящий праздник, ведь среди нас были фронтовики, такие как наш лучший друг Рустем Ибрагимович Утюшев. На Масленицу устраивали катания с горок.

В отпуска ездили с детьми к морю в Сочи, в Ялту. Когда у нас появилась машина ГАЗ-21, стали ездить на ней в Горький, Муром и даже к морю. Если у нас отпуска летом не было, девочки ездили в лагерь «Северный Артек», а в 1965 году мы всей семьёй путешествовали на дизель-электроходе «Ленин» по Волге. Жили мы интересно, не скучали.

Дочери
Лена окончила школу с золотой медалью, поступила в Горьковский политех на физико-технический факультет. Лена была одна в группе мальчишек, но успевала она хорошо. Люда «закрытую» специальность получать не хотела, ей хотелось открытости. Она поступила в Горьковский инженерно-строительный институт. Скоро у девочек наших появились семьи, дети, а у нас - внуки. Дочери успешно трудятся: Лена – в Нижнем Новгороде, Люда – в Северодвинске, их уважают коллеги.

В 1979 году мы с Евгением переехали в Калугу с переводом в Калужский комплексный отдел ГСПИ, а потом муж до пенсии работал на Калужском турбинном заводе. Здесь, под Калугой, у нас дача, если доживём и будут силы, ещё поездим туда. В этом году у нас рекордный урожай яблок, много малины, смородины, крыжовника... Нынче приезжала внучка Вера с правнуком Егоркой, родившимся в аккурат на 80-летие Евгения. Такая радость! 
Хочется, чтобы наши дети, внуки и правнуки были счастливы. Девочкам желаю надёжных мужей, чтобы они были опорой семьи. Мальчикам – добрых жён и всем им детей. Всё-таки дети - это свет, надежда и сознание не зря прожитой жизни. Всё остальное проходит...»

Воспоминания Александры Николаевны Слеповой читала Татьяна БУКУРОВА
Фото

         
     
 

Система Orphus




Возрастное ограничение








 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube


Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Администрация  Северодвинска



Красноярский рабочий