Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

По сцене ездил «Запорожец»...

10.04.2016
Изменить размер шрифта
Фото из архива Олега ХИМАНЫЧА

А в зале хохотали счастливчики, доставшие билет на юморину.

Знаете ли вы Олега Химаныча так, как знаю его я? Большинство горожан знает Олега как известного журналиста и морского историка. Но я помню его другим - остроумным парнем, ироничным фельетонистом «Северного рабочего», инициатором и организатором знаменитого «Северного смеяния». Последняя, девятнадцатая, юморина прошла в городе ровно 20 лет назад, в 1996 году. Но многие помнят эти праздники хорошего настроения, превосходного вкуса, настоящего остроумия, розыгрышей, новых форм, находок и технических решений.

Чего стоят одни названия номеров: рок-оперы «Переучёт», «По улицам гуся водили», «Кому нужен «тридырон»?», балет «Штурмовщина», фильмы «Сюрприз», «Восемьдесят седьмой», «Маршрут №33» и другие!

Перед Первым апреля в Ленкоме дневала и ночевала команда талантливых самодеятельных актёров. Олег Химаныч находил «звёзд» на выступлениях агитбригад, в студенческих театрах втуза, на конкурсах самодеятельности, в танцевальных коллективах Ленкома, в народном и профессиональном театрах, среди музыкантов города. В итоге собралась «сборная комедийных актеров города, играющих сами по себе» - так называли себя участники юморин.

Олег Химаныч: «Помню, пришёл я 2 января 1978 года к завотделом культуры горисполкома Раисе Абрамовне Скибинской с идеей, родившейся из студенческих юморин в Петрозаводске. В кабинете холодно, Скибинская в шаль кутается.

Выслушала меня и говорит: «Олег, а кто делать-то всё будет?» Я этак уверенно ей: «Комсомол напряжём, Раиса Абрамовна!» А она мне в ответ грустно: «Эх, Олег, я много лет в культуре... Если хочешь завалить дело – поручи комсомолу... Делай-ка сам!» Так и остались мы без «идеологической» поддержки, о чём ни разу не пожалели! И сценариев наших с тех пор никто не утверждал! А слова Раисы Абрамовны оказались пророческими, когда лет через десять Архангельский горком комсомола завалил гастроли «Северного смеяния» в Архангельске».

Поначалу сценарии юморин были просто перечнем концертных номеров. Потом сценарии стали объединять едиными актуальными на тот момент темами, проходящими красной нитью сквозь всю программу. В 1980 году сценарий назывался «Олимпиада-80», потом были «Сказки», «Муха-Цокотуха», «Российскому флоту - 300 лет», «100-летию кинематографа посвящается» и другие. Большинство программ были просто пронизаны острыми городскими темами (чувствуете руку фельетониста?).

Олег Химаныч: «Забавных случаев на юморинах было немало. Вот один из них. У лучшего на Севмаше самодеятельного театра ОГТ (отдела главного технолога) был номер «Сотворение мира». Роль Бога играл Борис Коротин. Звучит увертюра, открывается занавес, на сцене лавочка, где уже должен быть Бог, но она пуста – Бог отсутствует! Занавес закрывается, снова увертюра, но, увы, на сцене никого... Зрители считают, что это режиссёрский ход. Мол, что-то «забойное» будет! А в это время все участники действа (почти двести человек), мечутся по всему закулисью с воплями «Бога нет!» «Бог» Коротин обнаруживается спящим в одной из уборных. Его будят и тащат на сцену. Ура! Всё-таки Бог есть!» 

Владимир Кремер: «Олег Химаныч был классным организатором юморины. В представлениях было задействовано до 250 человек, но никакой суматохи на сцене не было. Зато было удовольствие от работы и масса весёлых ситуаций. Играли как-то мы с Валерой Охапкиным на рояле в четыре руки, импровизировали на тему Сороковой симфонии Моцарта. Охапкин - Моцарт в светлом парике, а я коварный Сальери в чёрном сюртуке. Суть номера была в том, что Валера вёл основную мелодию симфонии, а я по ходу вклинивал в неё то «Чижика-пыжика», то «Жили у бабуси» и другие знакомые мелодии, которые классно ложились в гармонию симфонии. А на одном из повторных концертов меня заклинило, я, кроме «Чижика...», ничего вспомнить не мог. Валера тихо насвистывал мне нужные мелодии, но меня несло... «Чижик-пыжик», и всё тут... Потом Валера за кулисами мне свирепо бросил: «Слушай, ей-богу, легче отравиться, чем с тобой играть!»

Кстати, один из известных музыкантов из оркестра Олега Лундстрема, присутствовавший в зале, был от этого номера в восторге. «Ребята, я такого ещё не видел!» - сказал он нам после концерта».

Да, музыканты в юморинах участвовали отличные! Ансамбль «Диапазон» под руководством Валерия Охапкина, ВИА «Биармы», а позже - целый оркестр и даже джаз-бэнд. Творчество било ключом! Охапкин как-то написал песню-открытие к началу юморины, которую проиграл Химанычу в три часа ночи, подтащив рояль (!) ближе к телефону.

А какие технические задумки! Через весь зал летал «настоящий» НЛО, по сцене ездил «Запорожец» и проносились моторные лодки, выплывала ладья со Стенькой Разиным, который лихо бросал несчастную княжну в оркестровую яму, сооружались платформы на колёсах для оркестров! Просто фантастическую работу делали хореографы Валерий Кучинский, Нина Витковская и их красавицы девчонки! Как говорит Олег Химаныч, «всё играло!»

Елена Ладыженская: «В опере «Переучёт» я пела партию проворовавшейся продавщицы Светланы в магазине скобяных изделий. В арии, где я жалуюсь жениху на выявленную ревизией недостачу, я спела неверно только одно слово, но хохот в зале стоял такой, что я растерялась... Оказывается, спела я так: «О, Игорь, у меня несчастье, не знаю где, но залетела я». А надо было - «пролетела»... В конце оперы мы с «женихом Игорем» - Володей Холзаковым вышли на поклон.

Кланяемся-кланяемся, а аплодисменты не стихают. Я тихо  Володе говорю: «Вовка, пошли отсюда!» А он, продолжая кланяться и улыбаться, шепчет мне сквозь зубы: «Ты иди, я ещё постою!» Хохотали мы потом над этой фразой долго, по сей день вспомнить без смеха не можем».

Владимир Кремер: «О! Я вспомнил отличный номер «Рок-группа «Чугунные берёзы»! На громадном помосте стояли «музыкальные инструменты»: вёдра, кастрюли, бочки всех сортов и размеров и профессиональная ударная установка. Гена Воронцов (мы его звали Четыре Н, потому что ГеННННадий!) играл на ударных. А я работал на всех этих вёдрах и бочках. Что я вытворял! Даже по полу палочками бил в азарте, а в завершении отбарабанил на микрофонной стойке.

Разодеты мы были в «рокерский» прикид. У меня была «косуха», вся увешанная сантехническим оборудованием – металлическими шлангами, цепочками от унитазов, а на поясе - смеситель для ванной с длинным краном-«гуськом», оказавшимся на «том самом» месте. Зал лежал! Алевтина Геннадьевна Голубева, тогдашний завотделом культуры, хохотала до слёз вместе со всеми, а потом сказала: «Здорово! Но, Володя, ты бы хоть кран-то в сторону повернул!»

Анатолий Любимов: «Помню первый оргкомитет юморины: Олег Химаныч, Георгий Бездольный, Николай Князев, я, Светлана Дукельская, Володя Холзаков. И первый фильм «Сюрприз» - его снимал Женя Баранов, съёмки проходили в квартире Миши Мисели, с обязательным застольем. Все участники первой юморины получили пронумерованные «удостоверения о наличии чувства юмора». Причём номер удостоверения не зависел от степени участия, а был просто разыгран. Так, у Химаныча оказался самый «юморной» номер - тринадцатый, а я и по сей день берегу своё удостоверение  за номером десять. Как и расписку Саши Гузнищева, Володи Кычина и Миши Мисели «бюрократу» Любимову об обязанности предоставить сценарий фильма «Сюрприз» в срок не позднее 9 марта 1978 года».
Александр Абугов: «Главное в юморине – это Олег Химаныч. Неугомонный человек.

Его «Смехотворная пятница», по-моему, реально конкурировала с самим Жванецким. И вот однажды к нам, втузовскому СТЭМу «Повесы», на ночную репетицию «Божественной комедии» пришел САМ Химаныч и предложил участие в юморине. Почему САМ? Да потому, что увидеть живьём Химаныча было сложнее, чем директора СМП! Оказывается, подготовка к юморине шла полным ходом. А мы ни сном ни духом! И началось! Ведь придумать надо что-то такое, чтобы было лучше всех! А репетиции были ночью, для нас, студентов, они начинались после вечерних занятий, а именно после 23 часов.

Помнится, Химаныч всю репетицию ходил в одних носках, умотавшись за день в башмаках на модной платформе... Все, конечно, уставали, но это была приятная усталость. Я уж не говорю об адреналине, хлеставшем со сцены в зал во время концертов. Публика отвечала нам тем же! После первой же юморины главным признаком наступающей весны были уже не цветы дамам на 8 Марта, а ожидание юморины и добыча билетов на неё!»

В нашей беседе о тех памятных юморинах Олег назвал столько имён талантливых участников, что для того, чтобы перечислить все эти имена, не хватит газетной полосы! Поэтому огромное СПАСИБО всей «команде молодости нашей»! Спасибо вам за чудо незабываемого праздника, за ваше бескорыстие, за ваш задор и добрую память! 

...Не исключено, что когда-нибудь «придут честолюбивые дублёры» и праздник вернётся в заждавшийся город. Ну что ж. «Дай Бог им лучше нашего сыграть!»

Татьяна БУКУРОВА
Фото

         
     
 

Система Orphus
В комментариях запрещены мат, грубости, оскорбления, переход на личности. Обращаем ваше внимание, что комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.

HyperComments



Возрастное ограничение







 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube





Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий