Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Отцы и детство

30.04.2017
Изменить размер шрифта
Ростислав Козаченко с сыновьями Владимиром (слева) и Николаем. Январь 1958 года. Фото из альбома Владимира Козаченко.

Старожилы нашего города Владимир Ростиславович Козаченко и Михаил Васильевич Гришин – одноклассники и друзья с детства, с рождения живут рядом на улице Первомайской. Сегодня ветераны делятся с нами воспоминаниями о своих отцах и детстве.

Владимир Козаченко. Семь лет назад он ушёл на заслуженный отдых с поста директора Северодвинского комплексного центра социального обслуживания населения «Забота», его стараниями в своё время было внедрено много новшеств в этом важном деле. Человек он яркий, эрудированный, неравнодушный, остроумный, много читает и сам пишет стихи. Ростиславыч, как зовут его коллеги и друзья, человек с крепким характером и золотыми руками.

Работа беспокойная и нервная
Мой отец Ростислав Васильевич Козаченко, крымчанин, приехал в Молотовск в 1940 году на практику из Ленинградского автодорожного института. Сначала был техноруком в АТК (автотранспортная контора) стройки. Эта контора была гулаговской структурой, как и многое в нашем городе.

В конце 40-х отец стал начальником автотранспортного управления стройки, а в 1957 году Василий Андреевич Бойчук «сосватал» отца на должность главного механика стройки. С неё он и ушёл на пенсию в 1976 году. Работа у него была беспокойная и нервная, ведь всю стройку надо было техникой обеспечить. О работе отец мало говорил, но, когда приходил домой на обед, ложился на диван и уходил на полчаса «в аут».

Отец обучил меня всем мужским бытовым делам. Ведь в те годы купить что-то новое было сложно, и надо было уметь ремонтировать то, что есть. Теперь я умею делать многое, это честно! Отцу легко давались языки - он знал английский, польский, после путешествия по Грузии пытался учить грузинский. А ещё он в студенческие годы занимался парашютным спортом и альпинизмом, позже его и нас с братом мама поставила на коньки. Хоть отец и занимал немалый пост, жили мы трудно, как все в те годы.

Денежный начёт от Мехлиса
В 1946 году случилась с отцом такая история. Сварили они на базе большую цистерну под запас горючего и вкопали в землю. Сварка была тогда несовершенной, и вот стал бензин там убывать, на момент проверки выявилась недостача. А тут, на беду, в Молотовск прибыл с проверкой сам Лев Мехлис - историки называют его одним из организаторов массовых репрессий в СССР. На тот момент он был министром государственного контроля СССР. Именно он разбирался в этой ситуации. И похоже, что разобрался он в этот раз без перегибов «красного террора», а по справедливости. Судьба повернулась к отцу лицом. Ведь могло быть всякое, и за меньшее наказывали строго...

Но на отца только наложили денежный начёт за «нанесённый государству ущерб» (так в приказе, он до сих пор хранится дома) в сумме 4800 рублей. Это были для семьи большие деньги, учитывая, что мама и отец ещё обязаны были покупать облигации государственного займа на восстановление народного хозяйства. Так что жили мы тогда на одних серых макаронах.

Клюшки из новогодней ёлки
Отец любил нас с братом Колей, но был к нам весьма строг. Помню, как летом из гигиенических соображений отец побрил нас, уже подростков, наголо. Сохранилось у меня фото тех унылых парней... Хотя в жизни мы унылыми не были.

Жили мы на углу Первомайской и Профсоюзной. Магазин в этом доме до сих пор называют каменкой - дом наш был из первых каменных домов в городе. Как все дети, много времени мы проводили во дворе. Летом лапта, зимой хоккей. Ну какой хоккей? Клюшки делали из выброшенных ёлок, сгибали макушку, обматывали бечёвкой, вместо хоккейного мяча - «арабский мячик». И вперёд на валенках по раскатанной площадке! Это уж потом появилась коробка хоккейная на стадионе возле дома и коньки-«снегурки». Помню, жил неподалёку тренер Николай Серапионтович Сибиряков (его все звали дядя Коля), мой друг Витька Добродеев у него занимался.
...Отец мой давно ушёл из жизни, но сына зовут, как отца, - Ростиславом.


Михаил Гришин. До пенсии трудился старшим мастером на Севмаше в цехе 55. Его бывший начальник Борис Николаевич Душичев говорил о нём так: «Труженик - дай бог каждому. Бывает, вспылит, если заметит чью-то оплошность, но обид не копит. Любит пошутить». О Гришине одни коллеги с уважением говорят как о славном мастере, ответственном профессионале своего дела, другие вспоминают о таланте принимать нестандартные решения, третьи отмечают его как увлечённого дачника и водителя с большим стажем.

Строгий, но справедливый
Отец мой Василий Яковлевич Гришин родом из Владимирской области, окончил школу в городе Юрьев-Польский, затем рабфак и МВТУ им. Баумана. В Молотовске он с 1941 года. Сначала трудился в цехе 4 Севмаша, а потом дорос до заместителя главного технолога предприятия по машиностроению.
Строг он был, это правда. Нам с сестрой порой непросто приходилось, особенно после родительских собраний. Но помню одну историю, о которой мы не сразу и узнали. На одном из родительских собраний наша классная чересчур разгорячилась и в запале закричала, что в классе «собрались одни бестолочи и неучи». Отец встал и спокойно сказал: «Мы привели к вам в класс хороших ребят. Выходит, что бестолочами и неучами вы их в школе сделали?»

Помню и отцовскую «звёздную» компанию: Слесаревич, Павлов, Кацнельсон, Камай. Павлов пел отлично, да и отец ему не уступал. Помню отцов коронный номер: Раиса Ивановна Кацнельсон за фортепьяно и они с отцом на два голоса пели «Вечерний звон». На демонстрации отец брал нас с сестрой с собой всегда. Они в походы ходили, зимой на лыжах большой командой. Закажут, бывало, грузовик с тентом и деревянными скамейками, наберут еды, гитары возьмут - и на весь выходной на волю! И наш «мелкий народ» с родителями!

(Супруга Гришина, Галина Васильевна, вспоминает свёкра: «Красивый он был, щёголь! Хорошо одевался, всегда парфюм был приятный. Очень интеллигентный, вёл удивительный дневник, с размышлениями, литературный такой. Он до сих пор у нас дома хранится».)

Дворовые пацаны
Сейчас детвора дома сидит да в компьютеры глядит. А мы же были дворовыми пацанами. Во дворах была жизнь - лапта, настольный теннис, друзья! Весь наш квартал, что в районе Первомайской, 27, был заставлен теннисными столами. Мы ещё в драмкружок ходили в клуб Горького. Помню, ставили спектакль «Сомбреро», мой друг Валерка Кацнельсон получил главную роль, а я играл пионера Вадима.

Потом мы, как стали постарше, в клуб Горького на танцы ходили. Там на эстраде играл в оркестре на ударных молодой и красивый Георгий Вениаминович Бездольный. Ещё помню, что мы увлекались фотографией, у многих были фотоаппараты. У меня до сих пор хранится отцовский «Фотокор» с выдвигающимся объективом. Потом появилась студия кинолюбителей «Северянка», я и Володя Козаченко там занимались. Помню, как привела туда мама нашего знаменитого теперь кинооператора и летописца северодвинского Евгения Михайловича Баранова, а тогда ещё мальчишку Женьку. Для него это детское увлечение стало делом всей жизни! Вот такое было у нас активное детство в Северодвинске!

После разговора со старыми друзьями я ещё раз утвердилась в мысли, что школьная дружба самая крепкая. А этот класс был вообще особенным. Одно перечисление фамилий одноклассников наших героев многое скажет старшему поколению горожан: Саша Просянкин, Витя Пушко, Саша Бочаров, Костя Чернов, Валера Кучумов, Виктор Добродеев и многие другие… Вот такой был интересный класс, из которого вышло много хороших, успешных людей. Долгих вам лет искренней дружбы, одноклассники! Новых встреч и светлых воспоминаний.

Беседовала Татьяна БУКУРОВА
Газета "Вечерний Северодвинск", 17-2017
Фото

         
     
 

Система Orphus



Подождите...

Возрастное ограничение








 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube


Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Администрация  Северодвинска



Красноярский рабочий