Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

«Мы жили весело и хорошо...»

25.03.2017
Изменить размер шрифта
Дмитрий Михайлович Куница с дочерью Мирой.


«Хорошо» Дмитрия Куницы – это любимый театр, общественная работа, отдых с семьёй и друзьями.

Сегодня наша встреча с Эльмирой Дмитриевной Немцевой (Куницей) - известным в Северодвинске преподавателем фортепьяно. Эльмира Дмитриевна - человек эмоциональный, яркий, с детства преданный любимой музыке - рассказывает мне о своём удивительном отце Дмитрии Михайловиче Кунице – артисте нашего драмтеатра. Трудно и почти невозможно рассказать о его судьбе в нескольких словах, настолько потрясает она! Но попробуем…

«Вот такой ноктюрн получился...»
21 июня 1941 года студент Митя Куница сдавал экзамен в Киевском институте театрального искусства, уверенно отвечая на вопрос народного артиста Советского Союза Амвросия Бучмы: «Что такое ноктюрн?» Дмитрий Михайлович позже рассказывал: «А наутро 22 июня такой «ноктюрн» услышал, что до сих пор волосы встают дыбом, как вспомню тот страшный рассвет над Киевом...»

Потом был фронт, куда он попросился добровольцем, гибель в оккупированном Киеве всей его семьи, страшные бои, ранения и контузии, награды и благодарности. После взятия Кенигсберга и порта Пилау Дмитрий Куница был направлен в воинскую часть на Балтике. Тогда-то и отпросился старший сержант в короткое увольнение, чтобы мирным воздухом подышать. Да только опоздал он из увольнения на пять дней, за что был осуждён на целых пять лет (по году за каждый день опоздания!) и отправлен в лагерь на север, в Молотовск. 

Так молодой инвалид войны, удостоенный многих наград и благодарностей, подписанных самим Сталиным, оказался в нашем городе. О жизни в лагере он рассказывал скупо, дочь Мира помнит его рассказ о том, как он в лагере вместе с Георгием Бездольным (впоследствии он стал директором ДИТРа Севмаша) создали в лагере кружок самодеятельности. Весёлые и остроумные выступления этого мини-театра давали большой заряд оптимизма товарищам по несчастью. После освобождения в 1950 году он не без труда устраивается в драмтеатр.

А вскоре нашёл Дмитрий и свою судьбу, свою Веру – тоже участницу войны. Потом появилась дочка Мира. Эльмира Дмитриевна вспоминает одну папину фразу о жизни в 50-60 годы:  «Раньше мы жили хорошо, хотя и были нищие, как церковные мыши...» 

- Папино «хорошо» – это любимый театр, общественная работа, в том числе парторгом театра, руководство самодеятельными коллективами в ГПТУ города, встречи со зрителями. А ещё это замечательная дружеская атмосфера, совместный отдых с семьёй и друзьями, песни под гитару.

«Какие чудные у родителей были друзья...»
- А какие чудные у родителей были друзья и коллеги! Зоя Петровна Бредихина, Владимир Александрович Кучеренко и его жена Евгения Владимировна Вышеславцева-Врубель, Айзик Соломонович Фиш, Сергей Николаевич Плотников и многие другие интересные и талантливые люди.

Самыми близкими для нас были Николай Иванович Сундуков и его жена - первая в Северодвинске народная артистка РСФСР Наталья Петровна Григорьева. Вспоминаю такую историю: назначили Сундукова директором театра. Моя мама, чётко понимая субординацию в театре, перестала ходить к ним в гости. А Наталья Петровна, умница, маневр мамин живо разгадала. Что тут было! Просто настоящий скандал она родителям учинила: «Друзья всегда останутся друзьями, несмотря на чины и звания!» Мама тогда сказала: «Вот это настоящие люди!» И долгие годы они помогали нам во всём и делили с нашей семьёй горе и радость. Очень Григорьева и Сундуков меня любили, своих детей им бог не дал... 

Главный режиссёр театра Юрий Юрьевич Коршун и Тамара Георгиевна Жуковская, его жена, любили заявиться к нам в любое время суток со словами: «Богема гуляет до утра!» Приходили, чтобы поговорить о театре, об актёрской судьбе и о жизни вообще. Они отлично знали, что их примут всегда. Мама была очень гостеприимной! Сразу накрывался стол и начинались долгие разговоры, прерываемые хохотом и песнями – без них никак, ведь папа мой прекрасно пел и играл на гитаре. На следующий день мама ворчала: «Ох и надоели мне, Дмитрий, твои артисты! А жить без них не могу!» И актеры тоже не представляли, как премьера может обойтись без «нашей Верочки»: если она первая не приходила перед спектаклем за кулисы, спектакль ждал неминуемый провал. 
...Настоящий божий актёрский дар был у папиного друга Вячеслава Ивановича Шостенко! Любая его роль становилась настоящим событием. А какая тяжкая была у него судьба... В 1947 году его арестовали и приговорили к лишению свободы сроком на 25 лет (ст. 58-10 ч. 2 - антисоветская агитация). 

В 1956 году срок наказания сократили до 10 лет. Вина его была в том, что он знал немецкий язык и, будучи узником фашистского лагеря, переводил таким же, как он, заключённым с немецкого на русский. Помню, родители говорили, что талант Шостенко давно достоин звания народного артиста СССР! Но, понизив голос, добавляли: «Этого звания ему никогда не дадут... Ведь статья-то у него какая...» Он был полностью реабилитирован только в 1992 году, за шесть лет до смерти... Я до сих пор с удовольствием общаюсь с дочерью  Шостенко – Оксаной Вячеславовной. Она, как и я, преподаватель фортепиано в школе Баренц-региона, живёт в Архангельске.

Репрессиям подверглась и тётя Зоя Бредихина - замечательная актриса и божественно красивая женщина. Зоя Петровна во время войны работала в архангельском Доме культуры Северного военно-морского флота, артисты которого выезжали с концертами на корабли, выступали в госпиталях. В 1945 году она была репрессирована за то, что английский офицер-союзник влюбился в неё без памяти и мечтал увезти в Англию. За «запретную» любовь и провела тётя Зоя восемь лет в сталинских лагерях. Почти сразу после смерти Сталина, в 1956 году, она была полностью реабилитирована. И все эти люди, горько обиженные судьбой и тогдашним государством, были красивыми, весёлыми, энергичными, талантливыми, прекрасно образованными. Я никогда не слышала от них нытья и сетований, чаще в родительской компании пели и танцевали, мечтали о будущем и говорили о творчестве!

…Эльмира Дмитриевна упомянула о трагических судьбах только четверых из отцовского окружения (включая папу), но таких людей в Молотовске-Северодвинске тогда было очень много. И о каждом из них можно написать повесть. А то и роман.
* * *
В 2015 году сын Эльмиры Дмитриевны Платон Немцев написал хорошую статью о своём деде. В ней были такие слова: «...Край «тоски, доски и трески» стал его домом на всю оставшуюся жизнь. Дед полюбил Поморье.

Полюбил навсегда. Он был истинным патриотом Северодвинска и слышать не хотел о переезде ни в Москву, ни за границу. Несмотря на то что советская система не была благосклонна к нему, он остался верен ей хотя бы за те скромные возможности, которые она ему дала. Он искренне верил, что его дети и внуки будут жить лучше, что они будут меньше страдать и больше улыбаться! Когда я смотрю на фотографии его молодости - с фронта, на фоне северодвинских деревяшек, в образах героев, сыгранных им на сцене, чувство гордости наполняет меня за то, что я – внук фронтовика, талантливого актёра, настоящего патриота своей страны».

(При подготовке материала использован архив семьи и статья Платона Немцева.)

Татьяна БУКУРОВА
Фото из семейного альбома Эльмиры Немцевой
Газета "Вечерний Северодвинск", 12-2017
Фото

         
     
 

Система Orphus
В комментариях запрещены мат, грубости, оскорбления, переход на личности. Обращаем ваше внимание, что комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.

HyperComments



Возрастное ограничение







 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube




Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий