Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Матросская баня, беленький чемоданчик и другие приключения северодвинских десятиклассников

10.03.2019
Изменить размер шрифта
Ленинград, "Аврора"

Конец сентября 1968 года. Родительское собрание в 10А классе школы №7. Родителям сообщили, что есть возможность классом поехать в зимние каникулы по маршруту Архангельск - Ленинград – Псков - Рига - Таллин. Поезд формируется обкомом комсомола для старшеклассников Архангельской области. Мы загорелись! Едем! Условие родителей было простым: хорошая учёба, а деньги, мол, найдём. Мы, взрослые и гордые, заявили, что с учёбой всё будет хорошо, а деньги мы и сами заработаем.

Деньги на поездку мы заработали!
Работу искали через мам-пап и их связи. Работали после школы, потом до ночи делали уроки. На молокозаводе мыли бутылки из-под молока и кефира, упаковывали в коробки творожные сырки, а в холодильной камере заворачивали в бумажки стаканчики с мороженым. Нам сказали: «Ешьте мороженое, если стаканчики поломаны». А если ломаных не было, отгадайте, что мы делали? Правильно!

В первый день мы с подругой съели по шесть штук, на второй - по три. Потом нас от мороженого тошнило, так же, как и от творожных сырков. Поэтому через десять дней работы желающих идти «на мороженое» не было.

Мальчики наши до холодов рыли траншеи под трубы на улице Торцева, а все вместе мы трудились на ремонте в матросской бане, что в воинской части на Гагарина. Парни месили раствор, таскали тяжести, а девчонки изолировали трубы стекловатой. Там и случилась нелепая история со мной. Заглядевшись на то, как трудятся профессиональные изолировщицы, я провалилась в большое отверстие вокруг «моей» трубы и очнулась на нижнем этаже на куче... стекловаты! Травм не было, но руки чесались долго и отчаянно. Но, несмотря на все приключения, денег на путёвку мы заработали. Врать не буду, родители добавили.

С гитарой и в новых халатиках
Поезд наш отправлялся 29 декабря. Состав был вагонов пятнадцать. Представляете, сколько школьников со всей области отправлялось вместе с нами! Даже съёмочная группа архангельского телевидения ехала с нами. Разместили нас в купейных вагонах, а кормили в вагонах-ресторанах. Девчонки сшили себе в дорогу симпатичные халатики (господи, кто сейчас в халатиках в поезде ездит?!). Сопровождали нас наши молодые учителя: любимая Гризельда Николаевна Винтер - «история и обществоведение» и Евгения Андреевна Онегина - «физика» и классное руководство.

У наших парней, двух Сергеев - Бармина и Смышляева, двух Володь - Воронова и Кувакина, Коли Молодыченко и Саши Бабиченко, конечно, была гитара! Ведь нам предстояло отметить в дороге Новый год, без песен никак! Была у нас любимая песня из фильма «Человек-амфибия». Как азартно пели мы во все молодые глотки припев, в общем-то, невесёлой этой песни: «Лучше лежать на дне, в синей прохладной мгле...» Эх, молодость, молодость...

Ленинград, Псков, Рига…
Ленинград - это Эрмитаж, книжный на Невском, «Аврора», Нева и Гостиный двор. Новогодний город радовал, несмотря на промозглую погоду. Мы гуляли весь день, и щенячий восторг от красот Питера наполнял наши сердца!

Пскова, честно говоря, мы как-то не заметили. Как сказала моя подруга Таня: «Помню соборы, заснеженные улицы и больше ничего...» Прости нас, древний Псков...

Зато предновогодняя Рига стала для нас настоящим подарком. Домский собор с органной музыкой, узкие мощёные улочки, исторические здания, множество сувенирных лавочек и кафешек. Мы попробовали махонькие пирожные в кофейне, купили подарки себе и родителям на Новый год. А наши учителя устроили неплохой шопинг - одна из них купила пальто и попросила меня поднести большой пакет с ним. 

На вокзал мы ехали в рейсовом автобусе, набитом под завязку. Заметьте, дело был вечером 31 декабря. А дальше было вот что...

 «Они нас терпеть не могут...»
«Вокзал!» - закричали в автобусе. Я, стоявшая в плотной людской массе на нижней ступеньке у двери, вышла. Автобус захлопнул двери и отбыл. Я осталась одна на пустой тёмной улице, ни тебе вокзала, ни жилых домов. Вдоль тротуара тянулась бетонная стена, а вдали слышались гудки паровозов.

На улице появились два парня, беседующих на латышском языке. «Как мне попасть на вокзал?» - спросила я. Они переглянулись. «Вам туда! » - махнул один рукой, и парни рассмеялись. Я долго шла вдоль стены в указанном направлении. Наконец стена закончилась и я увидела бесконечные ряды рельсов. Глянула на часы - 21.45. Села я на рельсы, обняв пакет с учительским пальто, и заплакала. Было темно, страшно и ни души... Вдруг свет, шум паровоза и родные матюги в три этажа! Как же я им обрадовалась!

Пожилой дядька-машинист остановил паровоз и заорал: «Ты откуда здесь взялась, дурёха?» Я объяснила. «Залазь, довезу до вокзала», - велел мужик. «Нашла у кого дорогу спрашивать, у латышей! Они нас, русских, терпеть не могут...» Показал мне машинист, где стоит наш поезд, и уехал, отматерив меня напоследок, но уже с отеческой любовью!

У моего вагона была паника - потеряли девочку. На ушах стояло всё руководство поезда. Меня встречали со слезами и объятиями, как будто я с фронта вернулась! Выяснилось, что до вокзала нужно было ехать ещё три остановки, а «милые» рижские парни послали меня совсем не туда. Так я впервые встретилась с острой нелюбовью латышей к нам и к нашему языку. Были, правда, и до этого неприятные минуты в магазинах, но мы, комсомольцы-интернационалисты, считали их единичными явлениями. Как мы ошибались, показало время...

«В полночь откроется…»
Накануне Нового года наши парни часто повторяли таинственную фразу: «В полночь откроется беленький чемоданчик». Когда пробили куранты, мальчишки, таясь от учителей, открыли в купе бутылку ликёра и разлили по граммульке одноклассникам. Раскрылась тайна чемоданчика! Первый раз в жизни мы с подругами попробовали алкоголь, но преступницами себя не чувствовали - свобода! Сейчас весело вспоминать эту смешную «попойку». Бутылка ликёра на девятнадцать человек! Потом мы пели песни под гитару, хохотали до упаду и подъедали вкусные запасы. Мы были неприлично счастливы! Наступил 1969 год - год, когда мы окончили школу.

Назавтра был чудный заснеженный Таллин, тогда ещё с одной «н». Дивный Старый город, Вышгород, башни Толстая Маргарита и Длинный Герман, старинная таллинская ратуша и европейского вида огромный новый отель «Виру». Мы бродили по нарядному Таллину, чувствуя себя за границей, что, по сути, так и было. Уж очень отличался быт прибалтийских народов от нашего!

Из путешествия мы привезли множество фотографий и незабываемых впечатлений. До сего дня осталась в памяти моих друзей светлая наша школьная дружба, которой уже пятьдесят лет. А для наших одноклассников Лены Гордеевой и Сергея Бармина поездка стала началом большой любви, пронесённой через всю жизнь.

Многие наши ребята уже ушли из жизни. Последняя наша горькая потеря - Серёжа Бармин... Светлая память ему и всем нашим, кого больше нет. Но те, кто ныне здравствует, обязательно соберутся за дружеским столом и вспомнят наш 10А, учителей, школу №7 и ту счастливую нашу зимнюю поездку! 

Татьяна БУКУРОВА
"Вечерний Северодвинск", 10-2019
Фото

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение










Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий