Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Бенефис Валентины Иргизновой

09.02.2018
Изменить размер шрифта
Во время репетиции на сцену заходить запрещается – останавливает посторонних объявление. Но мы тихонько. «Уходит жёлтый свет, белый приходит», - режиссёр Георгий Цнобиладзе репетирует технические детали спектакля «Земля Эльзы» на большой сцене. Довелось видеть его эскиз на расстоянии вытянутой руки, в репетиционном зале, когда наш театр попал в программу культурной помощи малым городам и с ним экспериментировали. Многие зрительницы тогда плакали. Я удержалась, но душу задела история любви двух немолодых людей и эгоизма молодости. Отцы и дети, современный вариант с участием квартирного и прочих материальных вопросов.

«Купил конфет. Буду вас кормить. Всё пройдет», - вспыхивают эсэмэски в круге пришедшего белого света. Это по ходу действия Он пишет ей, Эльзе. Он – Сергей Черноглазов. Она – Валентина Иргизнова.

Детство в прямом эфире

«Вам идёт имя Эльза». - «И фамилия по мужу у меня немецкая – Гингер».
Мы уже в гримёрке. Не спросила про букеты, а в горшках Валентина Иргизнова любит фиалки, по их количеству видно. У стола в ряд выстроилась обувь – от босоножек на шпильке до бабуськиных галош. Это для роли на выбор.
- Каждый день репетируем, с утра до ночи, уже две недели без выходных. Режиссёр старается.
- Валентина Алексеевна, а почему вы не Гингер?
- Иргизнова – девичья фамилия. Когда вышла замуж, её уже знали зрители.
- Ваш первый театр – Горьковский областной передвижной. Как это - передвижной?
- Ставили спектакли и ехали с ними на гастроли по области и везде. Всё время были на колёсах. А родом я из Казани и выросла там, в самом центре города. Сейчас он красоты необыкновенной, как драгоценный камень сверкает.
- Из тепла не страшно было ехать сюда?
- В Северодвинск пригласили Юрий Юрьевич Коршун и Николай Иванович Сундуков. Они меня видели сначала в спектакле. А потом встретили на актёрской бирже. С удовольствием поехала к белым ночам, морозам и северному сиянию. Говорят, бойся своих желаний, они сбываются. Всегда мечтала жить на море. Только не сказала Боженьке на каком. Я же хотела на Чёрном.
- Сцена  тоже мечта?
- С детства. С первого класса - во Дворце пионеров. А там миллион кружков, я везде. И ещё куда-то звали, но уже времени не было. Вела передачи на радио и телевидении. Другой жизни не представляла.
- Телевидение в шестидесятые годы – это круто.
- Сначала октябрятская передача, потом пионерская. И всё в прямом эфире.
- На себя посмотреть, значит, никогда не получалось. Зато, представляю, как на вас знакомые смотрели.
- Помню, во дворе меня всё время сравнивали с юной Галиной Польских. Говорили: «Наша Валечка сыграла бы лучше».

Такое раз в жизни бывает

- Я после школы сразу попала в театр, - рассказывает Валентина Алексеевна. - Поступала в
ГИТИС, но прошла только два тура. Понятно - приехала девочка из провинции, стихи какие-то детские читает. Хотя я видела заинтересованность комиссии. С другими быстренько, а со мной они разговаривали. Меня заметил на экзаменах главный режиссёр из Горького: «Куда вы теперь? Пойдёмте к нам в театр работать». Мои друзья в один голос: «Такое раз в жизни бывает!»
- Родители не были против?
- Они были простыми людьми. Папа военный, после армии стал шофёром. Мамочка на заводе работала. Необыкновенно добрые, удивительные родители. Не помню, чтобы они на нас с братом хотя бы раз повысили голос.
- Трудно было девчонке рядом с профессиональными актёрами?
- В первый же год сыграла четыре большие роли. Считаю, что главная учеба актёрская – это сцена.

«Все Алёнушки моими были»

- Пишут, что у вас более 150 ролей.
- Не считала. Когда сюда приехала, ставили по двенадцать спектаклей в год, и почти в каждом я играла. Как сосчитать?
- И большинство – лирические героини.
- А очень хотелось хулиганку сыграть. И я однажды попросила Владимира Григорьевича Давыдова, он был тогда режиссёром, дать мне роль сестры в сказке «Царь Горох и Скоморох». Как в «Золушке» были там сёстры. Придумала, как играть. «Ты с ума сошла, кто будет тогда Алёнушкой? Не дам!» Все Алёнушки, все Снегурочки моими были, чуть ли не до сорока лет. А потом приказ повесили, смотрю - дали! И мы там с Ларисой Головиной, второй сестрой, так хулиганили, с таким творческим удовольствием!
- Героиней быть почётно, но не так интересно?
- Сложнее. Каждый раз надо придумывать что-то, наизнанку выворачиваться. Характерную роль легче играть, и зритель её лучше принимает.
- Но характерная - это же значит некрасиво, смешно или страшно выглядеть на сцене. Для вас это не проблема?
- Никогда! «Шикарную свадьбу» видели? Приходите посмотреть, там я вся такая-такая… – взъерошивает Валентина Алексеевна волосы и меняет лицо.

«Мне не встречались другие»
- Можно спросить о поклонниках?
- Ко мне прибегало много молодёжи, вот тут на асфальте под окнами гримёрки писали записки.
- На улицах Северодвинска, уверена, вас точно узнают.
- Даже в бане. Что-нибудь спросят - отвечу. «Ой, Иргизнова!»
- Артисты публично всегда хвалят зрителей. Другое не политкорректно?
- Мне не встречались другие. И сколько бы мы ни ездили по гастролям, всегда полные залы, везде наш театр принимают очень хорошо.
- Сегодня как вам в нём?
- Обожаю всех своих партнёров и сослуживцев. В коллектив пришло много новых людей. Все молодые, красивые. Это так здорово.
- А ревность?
- Мне кажется, ролей всем хватает. Вижу доброжелательное отношение друг к другу. Меня это радует. И спектакли достаточно удачные у нас в последнее время. Конечно, хотим, чтобы было ещё лучше. Чувство это должно оставаться, иначе наступят плохие времена.
- Провал для вас - это что? Реакция зрителей, коллег, собственные ощущения?
- Когда роль не трогает, не волнует. Не находишь её. И тогда она как нож по горлу. Бывало и такое.
- В театре нет крупных планов. Значит, можно сыграть любовь без симпатии к партнёру?
- Неправда, всё равно надо искать положительные моменты. Потому что на сцене, как в увеличительном зеркале, всё проявляется в гипертрофированном виде. Умные режиссёры используют даже отрицательное обаяние. И получается успех.

«Хорошо пляшете!»
- Валентина Алексеевна, чем занимаетесь в свободное время?
- Очень люблю воду. Когда есть возможность, с удовольствием хожу в бассейн. Люблю вязать. Всю жизнь со спицами. «Валечка, что вяжешь?» – «Кофточку». А выходит платьице. Детей маленьких люблю. Своих внуков пока нет. У Илюши Костинкина дочечка двух лет, очаровательное чудо такое у нас бегает, нянчимся всем театром.
- Пять лет назад в интервью моей коллеге Светлане Богомоловой вы сказали, что всегда идёте с песней по жизни.
- Без музыки не хожу, где бы ни была.
- Бывает настроение и для революционных мелодий?
- Нет, революционные не пою. Сейчас что звучит? «Белой акации гроздья душистые...» Помню, сказку ставили и я всё время сбивалась с мелодии. Иду по улице, напеваю. Мужик какой-то останавливается  и удивленно: «Ты чего такая радостная?» А для спектакля «Любовь на лестничной площадке» не могла запомнить танцевальное движение, вот такое… Оглянулась на улице – никого. И давай отрабатывать. Вдруг мужской голос: «Хорошо пляшете!»

«Давайте нам финал другой»
- «С радостью бегу в театр» - ваши слова из того же интервью. Что-то изменилось?
- Скорость. Радость осталась. Стараюсь её не расплескивать. А темп изменился. Ну что теперь, написали уже, что мне 70 лет, что 50 работаю в театре. Пригвоздили.
- Дали повод для дополнительного восхищения. Актрисе возраст прибавляет ролей?
- Да что вы! Кто для старух напишет, извините за слово, ко мне оно не относится. В основном пишут для молодых. Но пока я востребована.
- Тогда вдвойне спасибо Ярославе Пулинович за пьесу «Земля Эльзы».
- Часто в судьбы пожилых людей вмешиваются взрослые дети и посторонние. Что такое любовь в таком возрасте? Это теплота душевная. Надо продлевать людям дни, чтобы жизнь была радостная до последнего. А мы часто так неаккуратно вмешиваемся...
- Не обидно за печальный финал спектакля?
- Мне обидно, что так бывает в жизни. Почему Пулинович и взялась за эту тему. Наши распространители билетов сказали: «Нет, мы не согласны, мы уревелись все, давайте нам финал другой».
- Там ведь никого не убивают. Можно додумать, что всё закончится хорошо.
- Можно, но тогда история так пронзительно не ранит, не заставит задуматься.

Мастер сцены
- Заслуженная артистка РСФСР Валентина Игризнова отмечена знаками «Мастер сцены», «За отличное служение театру», «За заслуги перед Северодвинском». Всё правильно?
- И медалью «За доблестный труд».
- О творческих планах артистов, наверное, неправильно спрашивать. Ведь вы сценическую судьбу не выбираете.
- Профессия очень зависимая. Зависим от руководства, режиссёра, коллег и зрителей. От всех. Вплоть до уборщиц. Была у нас одна, всё ворчала: «Артисты, прям артисты, за-грумуются, и ходят, и ходят», - в секунду изменившись, играет Валентина Иргизнова ещё одну маленькую характерную роль, очень смешно.

Ольга ЛАРИОНОВА
Фото Владимира Ларионова

         
     
 

Система Orphus
В комментариях запрещены мат, грубости, оскорбления, переход на личности. Обращаем ваше внимание, что комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.

HyperComments



Возрастное ограничение







 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube





Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий