Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Старшая дочь капитана

08.09.2018
Изменить размер шрифта
Капитан дальнего плавания Евгений Николаевич Ольгский. Фото из семейного собрания Ольгских (Невидимовых)

Её отца, северного моряка, звали Евгений Николаевич Ольгский.

Фамилия мне хорошо знакома: встречалась в документах по арктическому мореплаванию первого послевоенного десятилетия. Список полярных мореходов не столь уж велик, и фамилия легко легла на память. Другое дело, глубоко в биографию и судьбу Евгения Николаевича заглядывать не доводилось. И вот неожиданно узнаю: ветеран ЦС «Звёздочка» Валентина Евгеньевна Ольгская - старшая дочь капитана…

Историкам Евгений Николаевич Ольгский больше знаком как мореход, который возглавил экипаж «Мурмана» - одного из знаменитых советских судов военно-гидрографической службы. Меньше известно о нём как о штурмане и капитане торговых судов Северного пароходства 30-х, ещё меньше как об офицере, воевавшем на минных тральщиках Балтфлота, и совсем мало как о специалисте, принимавшем репарационные суда из Германии и перегонявшем их на наш Север. Не сомневаюсь, был он уважаемым человеком - меж собой моряки уважительно величали его батей, а мой давний знакомец капитан Василий Павлович Корельский, человек строжайшего спроса, чрезвычайно въедливый в оценке коллег, в своё время отозвался о Евгении Николаевиче со свойственной Корельскому краткостью и категоричностью: «Капитан Ольгский – достойнейший человек».

Знали бы о Евгении Николаевиче больше, если б не ранняя его кончина: ушёл он, не дожив и до пятидесяти трёх. Тогда в семье Ольгских остались супруга и три его дочери. О старшей из них, Валентине, речь.

У Евгения Николаевича с ней были на удивление доверительные отношения. Чаще у отцов, тем более в меру морской профессии, такие складываются с сыновьями, а здесь со старшей дочерью - он её и не баловал, но в плавание брал с собой, в письмах с моря обходился без сантиментов – с отцовской любовью и нежностью, но и строго - так мне показалось. Сама же Валентина Евгеньевна оставила у меня впечатление человека с настойчивым, твёрдым характером и убеждениями, а её коллеги добавили: не терпит несправедливости. Это передалось ей от отца…

Дом на Свободы, 24
В Архангельске они жили на Свободы, 24 – в знаменитом «капитанском доме» для работников пароходства. Его, к слову, и сего-дня многие историки вспоминают. Очень важно, кто из взрослых тебя окружает в детстве. Своих соседей по дому, чьи портреты сегодня в героической летописи северных морей, Валентина Евгеньевна помнит ещё с той поры. И это деталь её, назовём так, общественного воспитания.

Война «подгадала» как раз к её первому учебному году. В детских воспоминаниях Вали остались дни, проведённые у дяди в Пермилово (в городе опасались бомбёжек), голод и… дядя Ваня, водивший ребёнка в столовую с непременным «Сначала накормите девочку, а уж меня потом». Дядей Ваней, как позже выяснилось, был не кто иной, как Иван Дмитриевич Папанин. Мать Валентины, Надежда Александровна, работала в коммерческом отделе пароходства, куда часто наведывался и Папанин – тогдашний начальник Главсевморпути…

Училась Валентина охотно, сначала в гимназии, затем в школе №3, - «шла на золотую медаль». Особенно нравилась физика - её знаниям впоследствии удивлялись преподаватели таллинского политеха. А до этого случилась история, когда ей пришлось проявить «капитанский» характер…

В 1951 году Валентина поехала поступать в Ленинград. Экзамены сдавала очень хорошо, но, как посчитала, её умышленно «срезали», и как раз на физике. С её оценками ей предложили место в таллинском политехе, даже без экзаменов. И она поехала, но не поступать, а чтобы доказать свою правоту. И доказала - сдала все предметы заново, причём за один день! Отец, бывший тогда в рейсе, вскоре прислал ей письмо: «От твоего решительного поступка в восторге. Молодец! От встретившихся неудач никогда не падай духом и не иди по линии наименьшего сопротивления». Слова отца Валентина Евгеньевна приняла как завет. Так потом и шла с ним по жизни, не ища наименьшего сопротивления…

Не падай духом!
В 1957-м она получила специальность судостроителя, профиль судоремонтника к ней прилагался. Кстати, тема её диплома, если упрощённо, - как состыковать оторванную корму одного судна с корпусом другого, которое кормы лишилось: после войны на море много таких калек было...

Ей предлагали и Таллин, и Ленинград. Но она выбрала Северодвинск. С отцом однажды пришли на «Мурмане» в Молотовск, и отец ей: «Лучше завода, чем этот, нет». Получив распределение, думала - на завод №402. Но направили её по профилю судоремонтника - на «Звёздочку», которая вся тогда помещалась «за плюгавеньким заборчиком». В отделе кадров думали, куда её пристроить, где полегче, - всё-таки девушка… А девушка им решительно: нет, направляйте в цех – хочу набраться практики. Направили помощником мастера, должность, правда, указали странно – «загрузчик». Что это такое, Валентина Евгеньевна и сегодня не знает, главное, что уже вскоре она стала выполнять обязанности мастера. А мастер должен присутствовать на заводских проверках-планёрках. Так приспело и с директором Просянкиным познакомиться. Валентина Евгеньевна:
- Подхожу к двери, а за ней мужчины матерятся! Я сразу с порога: «Если при мне будете так ругаться, на проверки ходить не буду». Просянкин сначала опешил, потом полушутя: «Тогда придётся тебя перевести в разнорабочие». -  «Что ж, пойду в разнорабочие или цех подметать...» После этого Просянкин на проверках меня первую заслушивал и отпускал…

В роду Ольгских мата не терпели. Но как без ругани на производстве?! И Валентина Евгеньевна ругалась тоже, но по-своему: «Ангидрит твою перекись с марганцем», как подцепилось однажды в школе. Когда её спрашивали, что такое «ангидрит», поясняла – зашифрованный мат...

Первые заводские заказы Валентины Ольгской – сторожевики СКР, на которых «срезали верхнее и ставили новое». Она, мастер, в основном занималась организацией – распределить работу, закрыть наряды… Хотя сначала наряды ей не доверяли: дело и спорное, и денежное – у мужиков порой до драк доходило. А она однажды увидела, как наряды «несправедливо делят», и сама взялась, хотя иные злыдни ей даже угрожали. С Геннадием Уткиным, очень грамотным, ответственным и тоже совестливым человеком, они навели порядок. И рабочие после этого стали её уважать…

- Валентина Евгеньевна, каково с мужчинами работать, сложно?

- Намного легче, чем с женщинами, даже никакого сравнения! Но мужчина для этого должен тебя уважать, например за знания в деле, в профессии, и понимать, что ты - достойная женщина.

Однажды на утреннем разводе один языкатый офицер с СКР стал говорить скабрёзности, при ней и при всех! А мастер Ольгская без церемоний «врезала ему по морде». И тоже при всех. Начальник цеха из окна увидел, прибежал разбираться. Она объяснила. Тогда он: «Ну ладно, иди…» А офицера того больше не видели…

«Ленин» ждать не мог
В конце шестидесятых «Звёздочка» приняла в ремонт обез-движенный аварией атомный ледокол «Ленин». Дело и новое, и срочное, и ответственное – правительственный заказ! Валентина Евгеньевна уже работала в отделе главного сварщика, осматривала стыки и кромки главных патрубков реактора и обратила внимание на едва различимые «аустенитные включения» - дефект, чреватый аварией в будущем. Всем – стоп! Выяснили: когда поставщик оборудования исправлял дефекты наплавки кромок, грубо нарушил технологию. А уже заварены четыре стыка из шестнадцати! Срочно из Волгограда доставили самолётом (!) уникальный станок, разрезали им бракованные соединения и обработали кромки патрубков. Но это полбеды. Как снова стыковать, если сталь требовала не автоматической, а ручной сварки, причём с подогревом металла до 300 градусов? И это в местах реакторного отсека, куда даже подлезть трудно! Технологии такой сварки не было. Кинулись к учёным, а те запросили на разработку полгода. «Ленин» столько ждать не мог. Чем и как угодно, но монтажные стыки нужно было нагревать… Не учёные, а технолог отдела сварки «Звёздочки» Валентина Ольгская разработала тогда столь нужную технологию. По ней затем завод сутками вёл сложнейшую, с жёстким контролем работу, чтобы обновить сердце атомохода. И обновил! В срок!

Не стала женой «президента»
Валентина окончила девятый класс, когда на каникулах отец взял её с собой в рейс. Пришли они на Новую Землю, где, кроме прочего, увидела Валя знаменитого Тыко Вылку. Но и Вылка своим острым охотницким глазом её присмотрел. Отец ей, как малому ребёнку: «На берег с судна не сходи, а то Тыко Вылка тебя заберёт». Шутки шутками, но, как потом выяснилось, «президент Новой Земли» в самом деле намеревался жениться. Но «жену» его тогда «Мурман» увёз в Архангельск.

Своего мужа Валентина Ольгская встретила на заводе. О том, как они познакомились и вскоре стали опорой друг другу, поведала:

- Он работал на монтаже в цехе 9. Я, мастер, пошла искать его бригаду. И столкнулись с ним тогда в дверях… Можно сказать, искала бригаду, а нашла себе мужа – единственную любовь, с первого взгляда и на всю жизнь…
С Александром Михайловичем Невидимовым они прожили в ладу и согласии, воспитали сына, сегодня есть и внук, и правнук…

Должностные шаги Валентины Евгеньевны указаны в трудовой книжке: помощник мастера, мастер, инженер-конструктор, технолог отдела сварки - специалист по трубопроводным системам кораблей. Кому-то покажется, не так уж и много. Но разве этим измеряется вклад? Двадцать восемь лет на производстве - не грех почувствовать усталость…

- После работы зашли в обувной магазин, - вспоминала Валентина Евгеньевна. - Присмотрели там хорошие финские сапожки. Муж: берём? А у меня даже нет сил их мерить. Тогда и поняла - пора уходить…
Она ушла на пенсию в 1985-м. Однако долго дома не усидела – двадцать два года затем работала в совете ветеранов «Звёздочки». Как и всегда, с полной отдачей, строгая, нетерпимая к несправедливости дочь отца – достойнейшего человека, северного капитана Ольгского.

Олег ХИМАНЫЧ, морской историк
Газета "Вечерний Северодвинск", 36-2018
Фото

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение










Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий