Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Мы из Кронштадта, или Корабел с аккордеоном

09.01.2018
Изменить размер шрифта
Владимир Сергеевич Миронов и вице-адмирал Герой Советского Союза Лев Алексеевич Матушкин – друзья по кронштадтскому детству. Фото из семейного архива Мироновых.

Владимир Миронов всю жизнь не расставался с подводными лодками, как и со своим музыкальным пристрастием.

А начнём мы с Кронштадта. Здесь Владимир Сергеевич Миронов жил с раннего детства, здесь и учился, и женился, и работал на Морском заводе, всё до того времени, пока не приехали к ним в командировку северодвинцы – целая делегация. Во главе  – директор «Звёздочки» Григорий Просянкин, а с ним зам по производству Мирон Замаховский, начальник цеха Юрий Богатырёв…

На дворе 1962 год. У причалов «Звёздочки» ошвартовались первые подлодки послевоенной постройки, которые предстояло модернизировать по проекту 613В. Опыта модернизации у северодвинцев не было. А в Кронштадте, как говорится, такие лодки уже освоили и поставили на поток. Миронов был старшим мастером участка, назначался на испытания кораблей сдаточным механиком, лодки хорошо знал, ходил на них в море. Дальше сам Владимир Сергеевич:

- Просянкин с товарищами пришли к нам в цех, познакомились, стали расспрашивать. О чём спрашивали, я рассказал, что знал, то и показал. Когда попросили помочь с лодочными запчастями, их у  нас было в достатке, сразу же организовал их отправку в Северодвинск…

Директор сразу приметил
Наверняка сразу приглянулся директору Просянкину молодой, знающий, энергичный механик Миронов, если он тогда же стал звать его на свою «Звёздочку». Владимир Сергеевич отказался, но тот разговор о переходе вскоре имел продолжение в Северодвинске, где Миронов оказался в командировке.

- Григорий Лазаревич, меня сразу принял, - вспоминает Владимир Сергеевич. - Пошёл в цех, на лодки, которые стояли на швартовных испытаниях. Меня захватили масштабы завода, объём работ, но и нехорошее осталось: много неразберихи, неувязок, пустая трата времени – технология не отработана, чертежи не откорректированы… Военпреды, когда узнали, что я из Кронштадта, много расспрашивали о 613-м проекте. Часа два длилась та моя обзорная лекция. Думаю, военпреды о ней Григорию Лазаревичу рассказали…

Следующий обстоятельный разговор с Просянкиным состоялся незадолго до начала директорской проверки. Просянкин: какие впечатления? Миронов: хороший завод, но непорядок: разводов перед сменой нет, во время работы курят, случается, выпивши. Старые рабочие у нас такого себе не позволяют… Просянкин: можешь об этом на проверке сказать? Миронов выступил и сказал всё как есть… Тогда Просянкин снова настойчиво стал звать на «Звёздочку», жильё пообещал (у Владимира Сергеевича в Кронштадте коммуналка и уже двое детей). Вернулся домой Миронов в больших сомнениях, супруга выслушала и сказала: «Володя, надо ехать…» Миронов решился, рассчитался с завода и первым отбыл в Северодвинск. Все допуски у него уже были: 21-го числа приехал, 
23-го приступил к работе старшим мастером, а 25-го – иди получай ордер: улица Корабельная, 11…
- Захожу в квартиру и глазам не верю! – вспоминает Владимир Сергеевич.

И тогда, и впоследствии Григорий Просянкин слово своё крепко держал, и с директором «Звёздочки» Миронов с тех дней по-мужски на всю жизнь подружился. 

Председателем избрать…
Между прочим, в Северодвинск тогда перебралась не только семья Миронова. Владимир Сергеевич позвал на «Звёздочку» ещё и своего кронштадтского друга Вадима Дмитриевича Кондрашова – специалиста высшей квалификации. С ним Миронов потом сдавал практически все подлодки, на каких ему довелось работать. А подлодок было много…

Так сложилось - вся трудовая биография Владимира Сергеевича связана с подводными лодками, но как-то не думалось об этом, пока не грянул очередной юбилей. Тогда подсчитали и поразились – а ведь Миронов-то на лодках уже 60 лет! Начинал ещё в Кронштадте, на первых послевоенных, потом были их модификация – 613В и дизельные ракетоносцы, а дальше у сдаточного механика Миронова пошли те, что на атомной тяге. И завод рос, и коллектив рос - и в трудностях времени сплачивался.
- Работали, бывало, на голом энтузиазме, - признался Владимир Сергеевич. - Производственные проверки начинались с восьми вечера – хорошо, если домой к полуночи придёшь, а премии выписывали редко…

Первый атомный ракетоносец «Звёздочки» К-33 (заказ №902) оказался этапным не только для ягринской верфи, но и лично для механика Миронова.

Многие северодвинцы помнят Дмитрия Фёдоровича Фёдорова – первого секретаря горкома КПСС, человека строгого, требовательного, но справедливого, умеющего разглядеть наклонности и способности человека. Первая встреча с ним, со слов Владимира Сергеевича, вышла случайно, когда лодка К-33 стояла на Севмаше, - не было ещё у «Звёздочки» ни плавдока, ни док-камеры. Рано утром Миронов оказался у заказа, увидел неизвестного мужчину, поинтересовался, мол, что вы тут делаете? Тот ответил: смотрю. Миронов ему: тут не смотреть, а работать надо, кто вы такой? Мужчина: я - Фёдоров, а вы? Так и познакомились… А через какое-то время состоялось партсобрание: на сдаточном заказе №902 надо было создать неуставную партийную группу. Выступил Фёдоров: председателем предлагаю избрать молодого коммуниста товарища Миронова…

И дальше Дмитрий Фёдорович постоянно держал механика Миронова в своём активе, советовал, помогал. В 1967-м Владимир Сергеевич сдал флоту свою первую ракетоносную подлодку, и тогда же Дмитрий Фёдорович снова выдвинул его кандидатуру, теперь уже председателем партийной организации цеха №15. Миронов решительно отказывался: я же механик, у меня сдаточная программа! Даже попытался апеллировать к Просянкину, а Григорий Лазаревич, правда, позже Миронову честно признался, мол, Володя, не смог я тебя тогда отстоять…

Дмитрий Фёдорович Фёдоров и Григорий Лазаревич Просянкин – особая тема в жизни Миронова: оба многое сделали для него, а если спрашивали, то по-товарищески, а главное - верили ему. К слову, именно Фёдоров настоял, чтобы Владимир Сергеевич продолжил учиться – теперь уже в вузе. Одиннадцать лет Миронов был и механиком, и парторгом крупнейшего цеха «Звёздочки»! Есть ли ещё примеры такого «долголетия» при таком совместительстве? Я, например, не знаю. Тяжело было, но Миронов справился. А с какими молодыми специалистами, прибывшими в цех, довелось ему тогда и работать, и по душам разговаривать! Николай Калистратов, Валентин Терёхин, Владимир Штефан, Валерий Воробьёв, Николай Шорохов, Сергей Кукин – кто сегодня на «Звездочке» не знает этих столпов производства? 

Вообще, Владимир Сергеевич поразил меня своей отточенной памятью и в беседе о событиях прошлого называл сотни фамилий, и каждого – по имени и отчеству! Память от природы - это одно, но есть и другие слагаемые мироновского феномена. Во-первых, Владимир Сергеевич всю жизнь работал с людьми, но, главное, не формально общался, а в каждом старался увидеть и характер, и задатки, и настрой по жизни. Потому, верно, и запомнил каждого! Кстати, и моего отца Бориса Андреевича (он в 60-х работал от «ЭРЫ» настройщиком аппаратуры) Миронов тоже вспомнил – на одной из подлодок вместе сдавали схему военпреду Брагину…

Сыграй, Володя!
В аккордеон Владимир Сергеевич влюбился сразу и буквально по уши, если иметь в виду музыкальный слух. А он у Миронова есть. И стремление к совершенству в нём крепко засело. Первые его учителя по классу аккордеона - известные музыканты: Марк Маркетантов, Юрий Шахнов, Евгений Резвый… С последним они рьяно готовились выступать на Ленгосэстраде. После работы репетировали – каждый день с 18 до 23 часов! И так два года! Музыкальная комиссия их послушала и дала направление. Но тут поправку внёс отец Миронова: с аккордеоном, Володя, ты всегда будешь первым парнем в компании, а пока тебе надо учиться – у тебя ведь только ремесленное училище… Володя отца послушал, сначала окончил школу рабочей молодёжи, а потом и техникум при военно-морском училище, получил специальность техника-механика. С ней и приехал в Северодвинск.

А в Северодвинске не только работа до седьмого пота. Владимир Сергеевич стал ещё и лидером художественной самодеятельности, организовал свой оркестр, договорился с известным ныне музыкантом ДОФа, дирижёром Владимиром Морозовым, чтобы тот «поставлял» демобилизованных талантов к нему в коллектив. И тот «поставлял». Не потому ли самодеятельность наша в те годы, признаем, была не чета нынешней, шла если не вровень, то лишь немногим уступала профессионалам.
Но грянула так называемая перестройка, и людям стало не до творчества. Музыкант Миронов не сдался – как можно в трудовом коллективе без праздников, без песни?! Если захирел заводской ДК, так создадим в своём цехе хотя бы трио… И создал! К Миронову (аккордеон) присоединились известные люди – Владимир Бармин (гитара) и Валентин Терёхин (маракасы). Все трое поют. Ну где ещё вы видели, чтоб задушевно играли и пели парторг, проф-орг и начальник крупнейшего цеха?! А концертное поле – от небольшой гостиной, например в заводском музее, и до сцены клуба или Дворца культуры, и не только в Северодвинске…

Вот, к слову, любопытное: с известным подводником вице-адмиралом Львом Алексеевичем Матушкиным Владимира Сергеевича свело выступление того же трио. Матушкин, как и Миронов, родом из Кронштадта, и в лапту играл в одном дворе, и учился в той же школе. Но когда повзрослел, пути разошлись – Матушкин пошёл по воинской стезе. Позже они едва не столкнулись на заказе №902 – подлодке К-33, которой тогда командовал Лев Матушкин. Но по-настоящему они встретились уже в Москве, когда трое северодвинцев со «Звёздочки» пели на закрытом юбилее коллектива Центра военных подводных исследований. Вот как в жизни случается!

Иными словами, в историю ЦС «Звёздочка» трио Миронов - Бармин - Терёхин, вне сомнений, войдёт. Кто-то из скептиков спросит: и зачем им это надо? И будет не прав: если душа песни просит, так отчего же не спеть?!

Олег ХИМАНЫЧ, морской историк
Фото

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение










Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий