Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

«Мы идем туда, где есть читатель»

14.10.2011
Изменить размер шрифта
Двадцать лет – двадцать газет

- Вячеслав Васильевич, откуда родилось название – «издательство добрых газет»?

- Создавая в 1990 году одноименную газету (а на ту пору я был единственным штатным журналистом), понимал, что если вступлю в конкуренцию с уже существующими изданиями, в которых работают опытные профессионалы – мои коллеги, друзья – то обязательно потреплю поражение. За ними традиции, многотысячные тиражи, огромная армия читателей. А у меня лишь желание создать то, чего нет в киосках «Союзпечати». При этом из «собственности» у меня были лишь голова да шариковая ручка: ни денег, ни соратников, ни помещения.

Однако, поскольку за моей спиной был профессиональный опыт, то я представлял, что будет востребовано читателем, что ему интересно.
Напомню: год создания «Северной недели» - это время заката горбачевской перестройки, приближение развала СССР. Читатель той поры уже начитался «запрещенного», узнал, что такое «компромат», «мат», «эротика», «секс», и что Ленин, оказывается, был неравнодушен к женщинам и сухому вину.
Что предложить такому «искушенному» человеку? Может то, чем он по-настоящему живет, но не находит на газетных страницах? Говорить с ним нормальным человеческим языком: вместо снимков «попсы» и политиков предложить «добрые» рисунки?
Вот на стыке этих размышлений и родилось издательство добрых газет.

Добрые газеты против «желтых»

- На Вашем двадцатилетнем пути были только успехи?

- Если бы. По сути за этот период мы пережили три кризиса. Это очень закалило и позволило дать ответ на вопрос: как выживать в «лихую годину?»
Первый кризис наступил 1 января 1992 года. Тогда с подачи Егора Гайдара российский рубль превратился в копейку. Издательство в декабре успело получить подписные деньги (немалые по тем временам). Они позволяли мечтать о строительстве своего здания. На ту пору мы ютились в театральном буфете, а нас уже было более десяти человек.

Но… Новогоднее похмелье оказалось очень горьким: мы поняли, что денег читателей хватит лишь на выпуск нескольких номеров газет. В редакции зазвучали призывы сложить перья и проситься на работу в прежние издания. Но… коллективным ответом было создание нового юридического лица, которое наряду с газетным производством допускало и коммерческие операции, а также… увеличение объема наших изданий.

В этот период некоторые сотрудники дрогнули, ушли в другие газеты, но костяк сохранился. На протяжении двух с половиной лет они получали мизерные зарплаты, сидели на макаронах с тушенкой, но верили, что нужны своему читателю, которому жилось, порою, еще сложнее. И лучшее время вскоре наступило. На протяжении многих лет стремительно росли тиражи наших газет, их число. «Дачная», «Завалинка» стали лидерами читательского спроса в Архангельской области, намного опережая тиражи «желтых» изданий. Северяне тем самым подтверждали, что мы на верном пути: «добрые» газеты для них нужнее.

- А потом, как в сказке, – взмах волшебной палочки и…?!

- На пороге встал «черный вторник» 1998 года. Для многих он оказался более серьезным, чем нынешний финансовый кризис. Но, поскольку у нас не было кредитов в банке, а был кредит доверия читателей, то мы «черного» вторника просто не заметили. С той поры верим: надо бояться не глобальных кризисов, а кризисов в головах, реформирований отрасли, которые в России делаются, как правило, в интересах «группы физических лиц», а не общества.

- Расшифруйте, пожалуйста, этот последний посыл.

Самая грустная планерка

- Еще раз скажу, с 1994 года экономика издательства крепла, средняя заработная плата была значительно выше, чем средняя по городу и области. Напряженная экономическая ситуация сложилась в тот период на оборонных предприятиях Северодвинска – атомная «недозагрузка». Мы же в 1997 году запустили три основных проекта: «Завалинка», «Вечерний Северодвинск», «Травинка». Все они сразу нашли своего читателя и органично влились в семью газет издательства «Северная неделя». Казалось, впереди только хорошие новости, ведь мы приближались к миллионному тиражу.

Но нас ждали довольно тяжелые испытания. Они подкатывали к нам волнами с начала ХХ1 века. «Шторм» же разразился в 2006-ом году. Началось все ранее с централизации «Почты России». Множеству наших партнеров – районным узлам связи (а их у нас было 350 по всей России) запретили заниматься реализацией газет, самостоятельно определять их ассортимент. Эта функция была передана в управления федеральной почтовой связи. А те, очевидно, не захотели заниматься «мелочевкой» и за читателя стали решать, что ему нужно. Затем функции подписки были переданы «Почтой России» МАПу. 

Вслед за розницей стали падать и подписные тиражи, а с ними и наша экономика. Мы же в большом количестве стали получать письма примерно такого содержания: «Пять-десять лет была постоянным читателем ваших газет. Теперь их в нашем городе (районе) не продают». «Подписалась на ваши газеты, а они либо не приходят, либо приходят нерегулярно. Наведите порядок».

Мы пытались воздействовать на ситуацию как могли, в том числе и с привлечением юристов. Однако это давало небольшой результат. Объективности ради скажем, что за этим боданием мы не заметили, что практически в каждом регионе появились свои «Дачные», «Завалинки», «Травинки». А мы, уверовав в успех, не меняли ни контент, ни объем, ни оформление наших изданий. В результате к концу 2006 года подошли с довольно печальным результатом. Я был вынужден собрать коллектив и сказать: «Это, очевидно, самая грустная планерка в 16-летней истории коллектива: мы вынуждены идти на сокращение штатов и замораживание заработной платы». А сам, после этой планерки, как говорится, не спал, не ел, ища выход из этого второго кризиса.

Я исповедую мысль, если руководитель думает о стабильности творческого коллектива, о людях не меньше, чем о рентабельности предприятия – у него больше шансов получить хороший результат, чем у холодного прагматика.

Недавно нашел подтверждение этой мысли у легендарного Генри Форда, создателя одноименной машины и брэнда, который считал своих сотрудников партнерами и стремился максимально стимулировать их труд. А ведь он не был утопистом.

Вся небольшая прибыль «Северной недели» идет на развитие производства, повышение заработной платы, улучшение условий труда. 
Сейчас я произнесу весьма спорную фразу, но тем не менее убежден: сокращение штата в творческом коллективе – это начало гибели издания, распад его потенциала. Если редактору кажется, что в газете есть лишние журналисты, придумайте вместе с ними новый раздел, газету, которые в скором времени прибавят число читателей, денег. За последнее время наш коллектив увеличился на десять человек. Но выход предопределило не количество людей, а девиз «Северной недели»: «мы идем туда, где есть наш читатель!» Мы стали искать с новыми изданиями новых читателей.

- Но их в нынешней России итак немыслимое количество, а число читателей неуклонно сокращается?!

В условиях чистой нравственной экологии

- На ту пору у нас скопились огромные запасы собственных эксклюзивных материалов. Их ценность была в том, что по сути это был склад народной мудрости, опыта, знаний. Далеко не все они укладывались в формат наших существующих изданий. И тогда мы зарегистрировали «Народную библиотеку газеты «Завалинка» и стали очень оперативно реагировать на читательский спрос, включая сезонные, социальные, тематические интересы. Внешне наши новые издания похожи на глянец, а внутри это черно-белая газета. Поэтому мы и регистрируем их как газеты.

После этого запустили серию женских газет, не забыли и мужчин – вышел пилотный номер «Мужских секретов». На кризис 2008 годы мы ответили тремя выстрелами – газетами «На счастье!», упомянутыми «Мужскими секретами» и суровой «Пенсионерской правдой». Помимо этого рекламную газету «Северная неделя», выходящую тиражом 92000 экземпляров на два города: Архангельск и Северодвинск, преобразили в информационно-рекламную. И еще: в рамках предприятия «Вечерний Северодвинск» создали новое рекламное агентство. В результате не только сохранили, но и преумножили рекламные объемы как в «Северной неделе», так и в «Вечернем Северодвинске». Еще одна новинка - вместе с «Поморфильмом» создали видеоверсию наших газет под названием «Женское счастье», и сейчас эти диски продаются в киосках. Есть у нас и некоммерческие проекты. Каждый год издаем книгу с нехитрым названием «Вечерний Северодвинск 2001-2008 год», в которую включаем лучшие публикации и фотоработы журналистов за минувший год. Горожане называют эти тома «Энциклопедией жизни». Печатаем и мемуары ветеранов Северодвинска.

Одним словом, мы сумели создать очень гибкий, высокотехнологичный газетный конвейер, быстро реагирующий на читательские запросы (кстати, мы печатаемся в нескольких типографиях страны). Если появится потребность в каком-либо новом издании – через месяц мы будем готовы запустить и его. Есть расхожая фраза: вначале человек работает на свое имя, а затем имя работает на него. Это можно сказать и о «Северной неделе»: наши партнеры и читатели знают, что на продукции издательства стоит своеобразный знак качества - логотип «Северной недели»: улыбчивое солнышко со словами «в Ваших руках газета, взращенная Русским Севером, на Архангельской земле, в условиях чистой нравственной экологии. Дает читателям заряд оптимизма, здоровья, успеха!»

В настоящее время наши газеты продаются в 62 регионах России. Из восемнадцати изданий одиннадцать уже вышли за пределы области. На графиках (1, 2, 3) читатели могут посмотреть сравнительную экономику предприятия за 2007-2008 годы. Казалось бы все у нас относительно благополучно, даже хорошо. Но очень тревожит, что нынешняя ситуация с платежами в чем-то очень напоминает девяностые годы. Растет количество должников, это в первую очередь, частные распространители. Остались непогашенными долги за управлениями федеральной почтовой связи, которые из государственных учреждений были преобразованы в филиалы «Почты России». Кстати, МАП образца 2009 года – это надежный партнер, чего не скажешь об АРСМИ, которое постоянно нарушает договорные обязательства.

Поэтому мы ощущаем дыхание третьего кризиса, но даем ему профессиональный ответ: запускаем новые издания, ищем новые типографии, которые позволят быть ближе к российскому читателю; ищем новых партнеров.

Создайте газету-носитель!

- И все-таки у многих коллег-читателей «Журналиста» после этой «исповеди» возникнет вопрос: а зачем «Северной неделе» такое количество газет? Может, следовало остановиться на двух-трех наиболее успешных и развивать их? Ведь не секрет, есть газеты, которые одним тиражом перекроют ваш разовый полумиллионный!

- Я был бы рад (и мы к этому стремимся), чтобы у нас появилась газета с таким тиражом. Но надо учитывать нынешние реалии: появление Интернета, коммуникаторов, огромный ассортимент изданий, сокращение населения…

Я недавно участвовал в разговоре председателя Союза журналистов России Всеволода Богданова с американской коллегой Катей Непомнящей. Когда она сказала, что в Америке ожидают скорого заката жизни газет, Богданов возразил, что не согласен с этим посылом: умрут те издания, журналисты которых не уловили сегодняшних запросов читателя, не учитывают их интересов, оставляя и контент, и объем газеты на уровне прошлых лет.
Я эту точку зрения разделяю. Если ничего не менять в «пикирующем» издании, не запускать новых проектов в условиях падения тиражей, экономики, тогда ничего не остается, как ждать гибели родной газеты, коллектива или продаваться кому-то. Добавлю, каждое наше издание существует, пока оно рентабельно. У журналистов в случае неудачи есть возможность перейти на работу в другую газету издательства, не потеряв при этом в зарплате.

- Так в чем же главный успех издательства добрых газет?

- По-моему, я уже ответил на этот вопрос. Первый – смотрите заголовок. А второй – если кризис бросает вам вызов – примите его. Ваша основная газета должна стать ракетой-носителем, вывести на орбиту несколько газет-спутников. И тогда связь с читателем станет значительно обширнее, а экономика предприятия более устойчивой. Под хорошую идею деньги всегда находятся. И даже если вас постигла неудача – радуйтесь: вы стали более опытным профессионалом!
С этим можно спорить, и мы дискутируем с коллегами на семинарах, неформальных встречах. Но у «Северной недели» есть веский аргумент – двадцать лет довольно успешной работы.

Разговор «на троих» организовали и провели
журналистки Ольга Ларионова и Ирина Багрич

P.S.
Вячеслав Белоусов родился в 1950 году. По первому образованию – кораблестроитель, по второму – журналист (Ленинградский университет). Начинал «карьеру» судосборщиком на атомоходе «Ленин», служил на космодроме «Байконур», работал инженером, заместителем начальника цеха.
С 1972 года в журналистике: корреспондент газеты Северного машиностроительного предприятия; ответственный секретарь городской газеты «Северный рабочий», создатель издательства добрых газет «Северная неделя».
Лауреат премии Союза журналистов России, Заслуженный работник культуры РФ, председатель Архангельского отделения Союза журналистов России.

Публикация - «Журналист», №9, 2009 г. 

         
     
 

Система Orphus
В комментариях запрещены мат, грубости, оскорбления, переход на личности. Обращаем ваше внимание, что комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.

HyperComments



Возрастное ограничение







 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube





Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий