Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Иконописец Светлана Подойницына рассказала о том, что трудно передать

16.03.2019
Изменить размер шрифта
Светлана Подойницына инженер-технолог художественной обработки материалов, преподаватель САФУ и — иконописец. «Просто так сложилось», - говорит она о работе, про которую мне интересно всё: как, что, чем?

С благословения матушки
- Крещена я в детстве, - рассказывает Светлана. - Из классической и духовной литературы открыла для себя православную культуру. А в студенчестве познакомилась с матушкой Афанасией, настоятельницей женского Иоанно-Богословского монастыря в Лявле. Она пригласила меня потрудиться в обители. 

- Девушка – в монастырь. Зачем?

- Привело любопытство и желание помочь. В то время монастырю была нужна помощь. Матушка всегда внимательно относится к приезжающим паломникам. Традиционное угощение, ароматный чай со сладостями и беседа. Из нашего общения сразу стало понятно, что мне нравится творчество. Тогда я училась на первом курсе, можно сказать, инженерно-художественного факультета. С благословения матушки решила поступать в Санкт-Петербургскую духовную академию на иконописное отделение. 

- Свой след в Питере оставили? Я про творчество, конечно.

- Посчастливилось после иконописной школы поработать два года в Александро-Невской лавре с замечательным, опытным мастером Дмитрием Геннадиевичем Мироненко. И поучаствовать в росписях домового храма для братии в честь свт. Софрония и Иннокентия Иркутских.

«На молитвенную память…»
- Светлана, иконописец считает свои работы?

- Сложный вопрос. Конечно, каждый иконописец помнит, какие у него были заказы, какие образы были написаны. Но после освящения икона теряет авторство. 

- А с обратной стороны написать: мастер такой-то?

- Это было бы большим подспорьем для искусствоведов и реставраторов, не нужно гадать об авторстве и датировках, - улыбается Светлана. - Но чаще мы узнаём из летописей, чей кисти принадлежит та или иная икона. Хотя не запрещается на обороте делать надписи. Например, на подарочных иконах с началом текста: «На молитвенную память…»

- У вас есть возможность оставить свой след в летописи «Вечёрки».

- Спасибо, но для нашего города мой вклад невелик. Первой была написана икона по заказу отца Владимира - икона Божией Матери Владимирской со старинного списка византийский иконы XII века, которая хранится при Третьяковской галерее. Также благодаря сотрудничеству с отцом Валерием была разработана интересная икона «Крест-мощевик» для храма Воскресения Христова. Остальные работы чаще всего попадают в частные собрания. Хотя есть участие в двух иконостасах, но за пределами нашего города.

«Это как поймать неуловимое»
- Ваша задача или долг – не знаю, как правильно сказать, – всё точь-в-точь повторить?

- Существуют два подхода, не противоречащих друг другу. Если, как вы выразились, «точь-в-точь», это называется список. Чаще всего такие списки делаются со старинных чудотворных (известных) икон. А можно, не выходя из канона - особого стиля написания иконы, создать собственное видение образа. Оба подхода сложные. Первый тем, что передать уже освящённый, намоленный образ великого мастера «точь-в-точь» почти невозможно. Это как поймать неуловимое. А во втором подходе нужно удержать себя от чрезмерного внесения в образ собственных решений.

- Современные иконы, они из чего?

- Икона – живой организм. Её основа – дерево мягких пород. Приготовление доски и само написание иконы – очень сложный и трудоёмкий процесс: приклеивание, просушка, нанесение грунта (левкаса), золочение, чеканка и т.д. Это может занять примерно две недели до написания образа. А сам образ может писаться месяцами. Приготовление одних красок занимает четыре дня.

- Из чего приготавливают?

- Используются только натуральные пигменты, как цветные земли, так и полудрагоценные камни. Например, лазурит, малахит и другие. 

- То есть купить коробку самых-самых хороших красок – не вариант?

- Нет, к сожалению. Потому что всё современное не проверено временем. Технология пришла к нам из Римского Египта, мы можем видеть Фаюмские портреты в идеальной сохранности, а они датированы I—III веком. Поэтому технология сохраняется и соблюдается. И это очень дорогое удовольствие. 

«Только соработник»
- Вы сказали, что при освящении иконы теряется её авторство. Это формально или?..

- Освящение - интересный процесс. Писала икону четыре года, знала каждый её миллиметр. Очень сложно было передать взгляд Богоматери. Он из другого мира, пронизывающий и неуловимый... и близко не подошла. Но на чине освящения увидела, как «моя» икона изменилась. Поняла, что являюсь только соработником.

- Четыре года! «Господи, как мне это надоело!» - можем сказать мы в сердцах про что-то долгое. А вам ведь даже подумать так, наверное, нельзя?

- Все мы люди и сталкиваемся с трудностями. Есть определённые правила и условия в работе над образом. 

- Как ухаживать за писаной иконой? Самому можно помыть-почистить?

- Если она новая, то хорошо бы содержать икону в киоте, так можно защитить её от механических повреждений, пыли и перепадов температур. Если икона старинная и на ней есть следы разрушений, лучше показать специалисту.

Живой образ
- Долговечность для иконы – это, получается, главное?

- Одно из условий. Икона создаётся на века. Во-первых (это чисто светский момент), она со временем приобретает историческую ценность, краски становятся ярче. Во-вторых, икону чаще всего передают по наследству из поколения в поколение. Такие иконы со временем не только приобретают историческую ценность, но и становятся домашней святыней. 

- Разве нет в этом отголосков язычества – поклоняться чему-то рукотворному, тому, что можно потрогать и поцеловать. «Не сотвори себе кумира» - это ведь из Библии. И не только о людях. 

- Но мы кланяемся не самой иконе. Давайте на примере: у вас есть фотография вашей мамы… Нет, давайте по-другому, этот пример печальный.

- Так и есть. Родителей уже давно нет в живых.

- Когда вы смотрите на её фотографию, вы же не поклоняетесь фотобумаге? Вы вспоминаете живой образ мамы.

Беседовала Ольга ЛАРИОНОВА
"Вечерний Северодвинск", 11-2019
Заголовок: «Он из другого мира, пронизывающий и неуловимый»
Фото

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение











Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий